«Радикально плохой прогноз»: почему ЦБ не верит Орешкину

Набиуллина признала динамику реальных доходов россиян неудовлетворительной

Прогнозы Центробанка и Минэкономразвития о росте потребкредитования расходятся. Так, ведомство Орешкина считает, что этот рост упадет с нынешних 22-24% до 4%. В Банке России не верят в такой прогноз. Это нереалистично, заявила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Эксперты также не считают, что спрос на кредиты может упасть в шесть раз.

Глава Банка России Эльвира Набиуллина прокомментировала недавно высказанные прогнозы Минэкономразвития. Так же, как и ведомство Максима Орешкина, ЦБ не верит в то, что реальные доходы населения в ближайшее время начнут расти.

«Динамика реальных доходов неудовлетворительная, и наши оценки здесь близки к оценкам Минэкономразвития на этот год. Безусловно, проблема реальных доходов, прежде всего, должна решаться на базе устойчивого экономического роста», — сказала Набиуллина на пресс-конференции в пятницу по итогам заседания совета директоров по ключевой ставке.

Так, Минэкономразвития в конце августа понизило прогноз роста реальных располагаемых доходов населения РФ на 2019 год до 0,1% с 1%. В 2020 году министерство по-прежнему ожидает роста реальных располагаемых доходов на 1,5%, в 2024 году прогнозирует ускорение роста до 2,4%.

Однако в оценке роста потребкредитования прогноз ЦБ не совпадает с мнением Максима Орешкина. По мнению Набиуллиной, рост потребкредитования в этом году составит 15-20%. А в последующие три года будет и вовсе равняться 10-15%.

При этом в опубликованном ранее прогнозе Минэкономразвития министерство заявляло, что увеличение портфеля потребительских кредитов замедлится до 4% к концу 2020 года, и упадет таким образом с отметки в 22–24%, на которой оно находилось 2018 году.

Так же, как и ЦБ, эксперты считают, что замедление роста потребкредитов до 4% выглядит нереальным.

Основное изменение, произошедшее с макропрогнозом Минэка в последние пару лет, состоит в том, что с приходом в ведомство Максима Орешкина этот документ приобрел целевой характер, считает директор аналитического департамента компании «Локо-инвест» Кирилл Тремасов, ранее работавший в МЭР. Иными словами, прогноз сейчас отражает такое видение экономики, которое является желаемым.

Максим Орешкин с приходом в Минэк заявил, что прогноз должен служить не только ориентиром для бизнеса, но должен активно формировать бизнес-ожидания,

пишет Кирилл Тремасов.

Он считает, что этот тезис был воспринят буквально, и многие чиновники, не только работающие в Минэке, решили, что теперь мы должны всегда говорить только о том, как у нас все хорошо, и будет еще лучше. И заряжать своим оптимизмом страну.

Падение показателя роста потребительских кредитов за полтора года до 4% – это кризис, предупреждает аналитик. Бизнес-модели многих банков, работающих в данном сегменте, не выдержат остановки кредитования, просрочка сразу вырастет, возникнут убытки.

«Все это уже проходили в 2014-15 годах, когда данный рынок переживал кризис, и многие банки-монолайнеры оказались на боку. Плюс ко всему, потерянные 20% роста потребкредита – это 1,8 трлн рублей, что составляет примерно 3,5% от годового объема расходов домохозяйств или 1,7% от объема ВВП», — подсчитал Тремасов.

Для чего же тогда Минэк озвучивает столь радикально плохой прогноз? А именно для того, чтобы сфокусировать внимание на росте кредитной нагрузки населения, для чего в своей время Минэк и начал публичную дискуссию с ЦБ,

считает Тремасов.

«На встрече с экспертами Орешкин признал, что его перепалка с главой ЦБ, выведенная в публичную плоскость, «возбудила» некоторых госбанкиров, которые более критично взглянули на развитие бизнеса потребкредитования и задумались о корректировке бизнес-планов. Иными словами, мы имеем дело с попыткой Минэка с помощью шокирующего прогноза заставить бизнес скорректировать планы», — полагает эксперт.

Напомним, ранее Максим Орешкин вступил в спор с главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной. Министр назвал неконтролируемый рост потребкредитования одним из основных рисков для российской экономики, однако глава ЦБ не поддержала его. Набиуллина заявила, что темпы роста потребкредитования не выше ипотечного, так что ситуацию нельзя назвать критической. Нужно думать над тем, как увеличить скорость повышения доходов, считает Набиуллина.

По данным «Объединенного кредитного бюро»,

за шесть месяцев 2019 года россияне взяли 18,65 млн кредитов на сумму более 4,20 трлн рублей. В годовом отношении количество выданных кредитов выросло на 10%. При этом объемы кредитования увеличились на 11%. ,

отмечает генеральный директор финансовой онлайн-платформы Webbankir Андрей Пономарев.

Но столь радикальное падение темпов роста – в 5-6 раз, как предсказывает Минэкономразвития, возможно лишь в случае активного регуляторного вмешательства, введения новых ограничений для финансовых организаций, занимающихся потребительским кредитованием, считает Пономарев.

Теоретически механизмов для этого можно придумать много – от введения для банков и микрофинансовых организаций дополнительных требований по резервированию до ограничения ставок по потребкредитам. Эта мера, в частности, уже серьезно повлияла на сегмент краткосрочных займов.

Напомним, что с 1 июля 2019 года вступили в действие изменения в работе микрофинансовых компаний – МФО. Они касаются ограничений по ставкам, которые могут быть начислены на сумму, которую человек берет в долг. Теперь ставка по договору потребительского займа не может превышать 1% в день. В итоге процентная ставка по займу не должна превышать 365% годовых. А размер всех начисленных по договору потребительского займа сумм, включая пени и штрафы, не должен превышать двух размеров от той суммы, которую изначально человек брал в долг – так называемое правило «двух иксов».

Отметим, что это же требование касается и кредитов, взятых в банках, но процентная ставка по кредитам практически всегда в России держалась на уровне гораздо ниже, чем 365% годовых.

Директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию агентства «Эксперт РА» Антон Табах считает, что темпы роста портфеля будут падать, да и сам портфель – не расти, а снижаться, никто не сомневается.

«Кто мог набрать кредиты – их уже набрал, и зачастую рост выдачи новых кредитов – это средства, которые люди берут на погашение старых долгов», — говорит Табах.

Он также напоминает, что с 1 октября в силу вступит правило о том, что при принятии решения о выдаче нового кредита банки будут обязаны учитывать коэффициент кредитной нагрузки на человека (или на семью). Это тоже снизит объем выдачи кредитов.

«О конкретных цифрах величины «просадки» объемов потребительского кредитования можно спорить, так как они основаны на оценочных суждениях, но снижения объема выдачи кредитов стране не миновать.

Но надо понимать – сокращение потребительского кредитования неизбежно приведет к снижению темпов экономического роста или даже к рецессии, обеспокоен Пономарев.

К слову, в своих сценариях Министерство экономического развития обращает внимание на негативные последствия от «внезапной остановки» потребительского кредитования — например, сокращение роста ВВП на 0,6%, напоминает Пономарев. «Это, конечно, негативный сценарий. Надеюсь, власти постараются его избежать», — добавляет специалист.