Западу сложнее: санкции против России стали обузой

МИД Украины признал сложность сохранения западных санкций против России

Глава МИД Украины Вадим Пристайко считает, что Западу становится все сложнее следовать политике санкций в отношении России. Однако, по его словам, поставленная задача выполняется – российской экономике наносится вред, что заставляет Москву «двигаться в правильном направлении». Вместе с тем, согласно статистике, ЕС гораздо больше пострадал от российского продэмбарго, чем Россия от секторальных санкций.

Глава МИД Украины Вадим Пристайко считает, что Западу становится сложнее придерживаться антироссийских санкций. Об этом он заявил в интервью немецкой газете WELT.

«И даже если западные санкции не идеальны и для наших западных партнеров все сложнее поддерживать их — они наносят вред российской экономике. И это побуждает россиян двигаться в правильном направлении», - заявил он (цитата по ТАСС).

По его мнению, доказательством того, что Запад отступает от политики санкций, служит восстановление полномочий российской делегации в ПАСЕ, а также призывы к возвращению формата «Большой восьмерки» с участием РФ.

Напомним, с 2014 года действуют ограничения ЕС, наложенные на отдельные сектора российской экономики. Эти санкции касаются финансового, энергетического и оборонного секторов, а также товаров двойного назначения. Ряду финансовых институтов, крупным энергетическим компания и оборонным фирмам ограничен доступ на первичный и вторичный рынок капитала ЕС. Действует эмбарго на торговлю оружием и запрет на экспорт в Россию товаров двойного назначения для военных нужд, частично закрыт доступ к технологиям в сфере добычи нефти.

Кроме того, ЕС ввел индивидуальные санкции в отношении российских чиновников и бизнесменов. Попавшим под санкции запретили въезд в Евросоюз на полгода и заморозили зарубежные счета.

Россия в ответ ввела продуктовое эмбарго в отношении членов Европейского Союза, Канады, Австралии, Норвегии и США. Запрет продлен до 31 декабря 2020 года. В ходе прямой линии 20 июня Путин сообщил, что

потери России с момента введения против нее санкций в 2014 году составили $50 млрд. Но Евросоюз потерял от разрыва отношений с Россией больше — порядка $240 млрд.

Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини ранее отрицала, что российскими контрасанкциями нанесен значительный ущерб экономике ЕС.

«Несмотря на трудности, вызванные российским эмбарго, агропродовольственный сектор ЕС продемонстрировал выдающуюся устойчивость, и большинство затронутых секторов смогли найти альтернативные рынки», — говорила Могерини.

Украина ввела санкции в отношении российских физических и юридических лиц в сентябре 2015 года. На следующий год Киев принял постановление «О запрете ввоза на таможенную территорию товаров происхождением из России», включая мясо и мясные продукты, рыбу, молочные продукты, сыры плавленые, кофе, чай, зерно и другие продукты. Как торговые, так и персональные неоднократно расширялись.

Глава украинского МИДа говорил, что антироссийские санкции не являются самоцелью для украинских властей. «Наша цель — не сделать России больно», — отмечал он. Вместе с тем министр назвал санкции достижением западного мира.

«Мы понимаем, что как бы кто не рассказывал, что они довольны «белорусскими» оливками и креветками, наверное, санкции все же действуют, и это им неприятно», — говорил он.

Пристайко также заявлял, что в отношениях Киева и Москвы наступила «оттепель». Его заявление последовало после того, как между Россией и Украиной состоялся обмен удерживаемыми лицами по формуле «35 на 35». В Россию вернулся в том числе глава РИА Новости Украина Кирилл Вышинский. Москва передала Киеву моряков, задержанных за незаконное пересечение российской границы в Керченском проливе, Олега Сенцова, осужденного за терроризм, и других.

«Это стало возможным благодаря выполнению договорённостей, достигнутых лично президентами России и Украины. В отличие от своих предшественников, новая администрация Зеленского продемонстрировала здравый подход и готовность к компромиссам», — отмечал российский МИД.

В интервью WELT Пристайко также говорил о возможной встрече лидеров «нормандской четверки».

«Президент Зеленский хочет добиться подлинного прогресса в течение полугода», — сказал он.

По его словам, украинские власти в том, что касается работы нормандского формата, готовы пойти на новые шаги, «чтобы изменить предыдущую динамику».

«Это не означает, что мы будем действовать в одиночку. В диалоге с нашими партнерами мы предложим изменения, которые, стоит надеяться, принесут больше эффективности», - сказал он.