Экономия с олимпийским размахом

Устроение Олимпиады-2014 – дело затратное, как с точки зрения капиталовложений, так и репутационных издержек

ИТАР-ТАСС
Главная проблема устроителей сочинской Олимпиады в необходимости совмещения несовместимого – извлечения коммерческой выгоды от проведения Игр, достижения политико-идеологического успеха и развития региона.

Вице-премьер Дмитрий Козак заявил, что организаторы сочинской Олимпиады пересчитывают сметную стоимость объектов, которые должны быть построены к 2014 году и уже снизили запланированные расходы на 15%. На встрече с Владимиром Путиным он с гордостью отметил, «очень эффективно работает государственная экспертиза», которая выявила завышение строителями сметы строительства четырех дворцов на 7,5 млрд рублей. Надо понимать, что это только начало.

В принципе, для пересмотра сметы есть очевидные, «легальные» основания – кризис уменьшает себестоимость строительства. Наверняка есть резервы и в марже подрядчиков. Наконец,

как можно догадываться, и норма воровства в нынешние трудные времена должна быть снижена.

В общем, правильное дело затеял товарищ Козак. Но на душе неспокойно – доведет ли он его до конца? Речь ведь идет о долгосрочном проекте, в котором сегодня смету сократили на 15%, а послезавтра, при возможности, с помощью ровно такой же очень эффективной государственной экспертизы могут поднять на 30%.

Устроение Олимпиады-2014 в принципе весьма затратное дело. И с точки зрения собственно капиталовложений, и, как ни крути, в плане репутационных издержек.

Скандалы вокруг сочинских жителей, с которыми обращаются как с хламом, или вокруг заповедников, по которым прокладывают олимпийские трассы, конечно, не приведут ни к досрочным выборам, ни даже к сколько-нибудь значимым отставкам и административным взысканиям, но осадок останется.

Важно понять, отобьются ли все эти издержки в целом для всей страны.

Хотя одним из распространенных штампов, использующихся в олимпийских репортажах, является выражение «главное – не победа, а участие», это лукавство. Для государств, рассматривающих остальные страны в качестве соперников, главное – именно победа. Неофициальный подсчет медалей является на время Олимпиады ценным пропагандистским ресурсом. С этой точки зрения

Игры оправдывают вложенные средства уже самой возможностью гордиться национальными спортивными достижениями. А уж проведение их у себя, да еще в период обострения международной борьбы – вообще важнейший идеологический инструмент.

Это наглядно показала Олимпиада-80, символика которой плотно вошла в советский культурный код. Сам выбор Сочи в качестве столицы зимних Игр вызвал в России серьезный патриотический подъем и укрепил реноме лично Владимира Путина.

В принципе, московская Олимпиада других, кроме политико-идеологических, дивидендов не принесла (если не считать за таковые строительство Олимпийской деревни и последующее решение квартирного вопроса многих москвичей). Но их и не ждали.

В случае с сочинской Олимпиадой все гораздо сложнее. Во-первых, есть задача, схожая с задачами других стран-устроителей Игр, – привлечь инвестиции, заработать на рекламе и последующем развитии территории. Во-вторых,

по советскому образцу, имеется внешнеполитическая цель, в обеспечение достижения которой помимо подготовки и проведения самой Олимпиады входит и ряд других мероприятий – противостояние с Грузией, например.

Это вытеснение из региона влияния США.

Эти цели можно, но сложно совместить. Не вдаваясь в детали, заметим только, что инструменты для достижения каждой из них различны. В одном случае прозрачность бизнес-решений, стремление обеспечить «игру с ненулевой суммой», то есть выгодность для всех участников (включая и вынужденных расставаться с недвижимостью местных жителей, и экологов). В другом – наоборот, закрытость, ссылка на эффективность государственной экспертизы, административный ресурс.

Нельзя сказать, что второй «набор инструментов» вовсе не пригоден для решения традиционных задач устроителя Олимпиады. Просто, пользуясь им, приходится соблюдать максимальную осторожность и прикладывать максимальные усилия. Можно пожелать Дмитрию Козаку всяческих успехов в этом нелегком труде, но с уверенностью полагать, что в итоге будут решены обе задачи, нельзя.