Годы в тюрьме: не за что, а ради чего

Турчак назвал приговор Павлу Устинову вопиющей несправедливостью

Вынесенный на днях обвинительный приговор актеру Павлу Устинову – его приговорили к трем с половиной годам колонии за то, что при его задержании 3 августа сотрудник Росгвардии вывихнул плечо – встретил, как говорят в таких случаях, неоднозначную реакцию общественности. Особенно творческой, представители которой демонстрируют солидарность с осужденным и выступают в его поддержку.

Вечером 16 сентября, в день оглашения приговора, артисты сразу нескольких московских театров обратились к публике со сцены в поддержку Устинова. Его бывший преподаватель режиссер Константин Райкин назвал приговор «преступной несправедливостью».

Судья Тверского районного суда Москвы Алексей Криворучко приговорил 24-летнего актера по статье о «применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти» (ч.2 ст. 318 УК). По версии следствия, во время несанкционированной акции в районе станции метро «Пушкинская» Устинов, «принимая участие в акции, кричал лозунги», чем привлек внимание росгардейцев. При задержании он якобы вывихнул плечевой сустав левой руки росгвардейцу Александру Лягину, чем «унизил честь Лягина, причинив нравственные страдания и физические повреждения». При этом гособвинение требовало для Устинова 6 лет лишения свободы, так что суд еще вынес «мягкий приговор».

Драматизм ситуации состоит в том, что в сети полно фотографий и видеороликов, зафиксировавших момент задержания. И ни на одном из них не видно, чтобы Устинов кричал лозунги или применял силовой прием по отношению к росгвардейцу Лягину. Зато видно, как восемь человек повалили его на землю и охаживают дубинками. Может, именно в этот момент росгвардеец вывихнул плечо. Может, Устинов что-то крикнул или сделал какой-то жест в отношении силовиков, когда они гуськом к нему пробирались. Может, сочувствующие Устинову пользователи соцсетей просто не выкладывают как раз те сокровенные кадры, где актер (кстати, сам служивший в Росгвардии, по некоторым данным, что могло сыграть косвенную роль в суровости наказания) причиняет страдания стражу порядка.

Так или иначе, но судья Криворучко отказался смотреть видеокадры и приобщать их к делу. Тогда как публика, их посмотревшая, приходит, как правило, к однозначному выводу: схвачен и посажен на 3,5 года совершенно невинный человек. Даже секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил, что пересмотрел видео по несколько раз. «На любом из них видно, что парень просто стоял возле метро», — отметил Турчак, назвав приговор вопиющей несправедливостью.

Строго говоря, судья не обязан приобщать видеосюжеты к делу, если ему достаточно для вынесения приговора показания свидетелей.

В данном случае – самих росгвардейцев. Судебная практика в России такова, что судьи обычно руководствуются формулой, что у них «нет основания не доверять» силовикам. Так было в «болотном деле» 2012 года, когда в результате приговоры по уголовным делам – в основном как раз по статье о насилии в отношении представителей власти – были вынесены в отношении примерно 30 человек.

Но в «болотные времена» привычка все снимать на видео еще не получила такого широкого распространения, так что тогдашние приговоры не входили в такой диссонанс с вирусными роликами. Сейчас до этой цифры пока еще далеко, число осужденных пока составляет 7 человек. Но, как говорится «еще не вечер».

Не секрет, что власть показательно и жестко пресекает даже намеки на возможность безнаказанно не то что применять реальную силу к сотрудникам Росгвардии, но даже и «чисто символически» кидаться в них «неопасными предметами» типа пластиковой бутылки или бумажного стаканчика.

Потому что сегодня эта пустая пластиковая бутылка, а завтра там будет залит «коктейль Молотова».

И вообще, мол, в демократической Америке за один такой лишь потенциально опасный жест в сторону полицейского с его стороны может последовать выстрел, притом его оправдают, потому как «нет оснований не доверять», что он расценил этот жест как реальную угрозу. Поддержание монополии на насилие – одна из важнейших основ государства, и российские судьи в данном случае настроены скорее «перебдеть, чем недобдеть». К тому же известный принцип «лес рубят – щепки летят» никто не отменял ведь, на самом деле.

Вовлеченная в дело публика, понятно дело, возмущается, негодует и пишет петиции. Это ее право, и в случае настойчивости в проявлении общественной солидарности, не исключено, судебная машина, исходя из принципа политической целесообразности, сдаст чуть назад. Это реальный сценарий, так что в проявлениях коллективной солидарности и мирных петициях есть смысл. В петициях был смысл даже в 1937 году, а сейчас все же не он на дворе.

Однако в головах потенциальных участников акций при этом должна остаться зарубка примерно такого содержания: если ты сознательно участвуешь в акциях (а лучше даже близко к тем местам не подходить, на всякий случай), то должен быть готов к тому, что тебя могут не только повязать, но и наказать со всей свирепой показательной жестокостью. При том что такая же свирепая жестокость покамест не проявлена ни к одному из лидеров несистемной оппозиции. Максимум, это пятикратный административный арест по отношению к Илье Яшину. При том что при большом желании можно было бы легко впаять уголовную статью любому из них. Но пока не стали. Как и могут дать заднюю в делах некоторых участников, которых показательно задерживали: в ходе сегодняшнего суда прокуратора попросила вернуть ей дело 26-летнего IT-специалиста Айдара Губайдулина — он бросил пластиковую бутылку в сторону полицейских.

Возможно, не только припугивают потенциальных рядовых участников несанкционированных акций, которые должны понять на собственном примере, что «борьба с режимом» – это все же не легкая прогулка по бульварам, а революция – это вам не водевиль, все должно иметь адекватную цену. Но и проверяют «на вшивость» лидеров несистемной оппозиции.

Мол, а как они-то, «впишутся» за рядовых бойцов протеста, которых осуждают на реальные сроки после того, как они вышли на улицу по их призыву?

Пока от лидеров оппозиционеров есть гневные посты в Фейсбук, есть призывы некоторых избранных депутатов Мосгордумы оформить официально требование освобождения осужденных и задержанных по делам о массовых летних акциях. Однако вот лично Алексей Навальный пока как-то спешно уехал в Калифорнию. Притом ровно в те дни, когда силовики по всей стране осуществляли рейды по офисам ФБК. И это тоже вполне очевидное поведение, которые у некоторых может, помимо возмущения «беспределом силовиков», породить другой вопрос: а стоит ли идти в тюрьму ради таких «вождей»?

Вряд ли судья Алексей Криворучко руководствовался столь сложными рассуждениями. Он делал свою работу. В этой истории у каждого своя роль. А сама драма более многослойна, чем кажется со стороны.