Культурна столица

13.03.2019, 08:20

Анастасия Миронова о том, что Москва растет, а Петербург умаляется

Москвичи с трудом придумали, как оформить новую станцию метро «Стромынка». Наконец решили, что будет она в стиле хай-тек. Я со слезами на глазах наблюдаю за дизайнерскими терзаниями: оно и понятно — у них наоткрывали столько станций, что фантазия просто кончилась.

Ээээх, Петербургу бы их проблемы! Хоть на минуту пожить бы в городе, где не успевают придумывать интерьер станций метро.

Мы-то свои три станции на юге ждем уже сколько? Вот конкретно в нашем районе «Проспект Славы», «Дунайскую» и «Шушары» годами обещали начать строить, наконец строят, но теперь не могут сдать.

Грозились к чемпионату мира. Мы ждали. Потом открытие перенесли на Новый год, после чего и вовсе перестали обещать. Я проезжаю мимо станции «Проспект Славы» — конца и края работам нет. И станция глупо расположена — в трех остановках от одноименного железнодорожного узла на самой активной пригородной ветке. Приехал на электричке и будь добр — три остановки пешим ходом. Ну да это мелочи, пусть и в трех остановках, лишь бы достроили. Храм, кстати, возле будущего входа в метро уже сделали, но самого метро все нет и нет.

А «Театральная»? На несколько лет парализовали пространство вокруг Мариинского театра. Соседние со строящейся станцией метро дома стали разваливаться. Их сначала подпирали балками. Я своими глазами видела — к фасадам снаружи приставили подпорки. В итоге все равно пришлось дома расселять. Площадь перед главным театром города впечатляет: почти гектар земли затянут профнастилом, дома на перекрестке смотрят пустыми окнами прямо тебе в душу. Финала эпопеи не видно.

Хуже только со станцией «Горный институт». Там вообще трагедия. За год рабочие трижды бастовали, требуя выплатить им долги по зарплате. В марте прошлого года ситуация была критической, им обещали разобраться. Но зарплату отдали только к декабрю и спустя еще две забастовки.

Вы можете себе представить, чтобы в Москве роющие метротоннель под Москвой-рекой строители несколько месяцев не видели денег? А у нас это было нормально. Мы привыкли как-то, знаете ли, что в городе люди под землей бесплатно копошатся. И что новых станций все нет и нет. Между прочим, помимо этих пяти обещали еще две станции, но об их строительстве вообще ничего не слышно. Мы скоро будем, как в Омске: там с 90-х годов отдан в реализацию проект метро, в 2000-х город получил начальную сумму и даже построил метромост. Мост есть, а метро до сих пор нет. Хотя при продаже квартир везде указывают станции метро.

В Петербурге также: люди пишут в объявлениях «10 минут ходьбы до метро «Театральная». А когда еще то метро сдадут? Ведь столько к чемпионату мира наобещали, а открыли лишь «Новокрестовскую» и «Беговую».

На последней вскоре после мундиаля я видела, как в вестибюле что-то отвалилось и его, это что-то, крепко примотали скотчем.

Хорошо, когда есть, что оформлять и открывать. Для нас это роскошь. У нас господин Беглов заявил, что Петербургу даже аэроэкспресс дорог. Неприятно, зато честно. Сколько лет нам обещали над аэроэкспрессом «подумать»? Мы-то все это время считали, что они там просто думают, считают. Теперь даже как-то полегчало. Спал груз бесплотных надежд. Дорого значит дорого. Хоть что-то конкретное, а то все «мы подумаем», «это надо проанализировать».

Вероятно, в России есть мало культурных людей, не видевших аэропорт «Пулково». Напомню, что сначала ты едешь на метро до ст. «Московская» и там долго плутаешь вокруг бесчисленных выходов и чуть ли не десятка остановок, пока найдешь автобус до аэропорта. Который просто имеет обычный номер и никак не промаркирован словом «Аэропорт». И нет нигде указателей, что именно с этой остановки нужно садиться в аэропорт.

Неоднократно наблюдала веселых щебечущих иностранцев и наших однопаспортников-непетербуржцев, в предпутешественном мандраже проверяющих электронные билеты, паспорта, чемоданы и... едущих счастливо в обратную от аэропорта сторону.

На том же пр. Славы я за последние годы видела двоих или даже троих с чемоданами, они ехали-ехали и только в Купчино поняли, что удаляются от аэропорта.

Кстати, даже если вы правильно сели на автобус или с шиком решили нанять такси, это вам ничего решительно не гарантирует, потому что выезд в аэропорт идет по загруженному Московскому шоссе — артерии, по которой каждый день в основной Петербург едут, вероятно, сотни тысяч жителей южных окраин и агломерации. А когда вы спешите на свой рейс до Нью-Йорка, что делают все эти сотни тысяч? Правильно, обгоняя вас, они торопятся домой!

Конечно, зачем нам аэроэкспресс или метро до Пулково, которое уже сто раз можно было проложить? Москвичам, да, нужны, а нам необязательно. Нам из Москвы в прошлом году прислали старые составы аэроэкспресса и поставили их на самые приоритетные пригородные направления, они ездят теперь через Пушкин и Павловск. Поначалу в них долго объявляли московские станции, люди со сна выскакивали с криком ужаса из вагонов.

Эти поезда обозвали комфорт-классом и стали брать за проезд в них больше, чем за обычную электричку. На Витебском направлении в день четыре комфорт-состава. Но туалеты редко в них работают — их просто закрывают, если не успели набрать воды. Также в составах, где туалеты есть в первом, четвертом и последнем вагонах, посередине они закрыты, замки заварены — невыгодно обслуживать. Это москвичи в аэропорт с шиком катались с туалетами, а петербуржцы на дачу за 2,5 часа могут и так доехать. И чье это решение, непонятно. Однако факт фактом: замки на дополнительных туалетах заварены.

В городе вообще уже давно с транспортом печально: почти все трамваи без пандуса, старые, в основном — еще с поручнем посреди лестницы, туда с коляской не залезешь.

Много маршруток, которые друг друга обгоняют. Что бы ни говорили сторонники псевдоудобства, для меня маршрутки — это зло, заплатка вместо нормальной транспортной сети. И Петербург весь в таких заплатках.

Даже пешком по городу сложно передвигаться, здесь совершенно допотопное положение с пандусами, съездами. В прошлом году я не очень удачно побывала в Германии и Польше. В том смысле, что обычно я езжу с маленьким рюкзачком, но в тот раз мне в Польше знакомые подарили огромный чемодан и я накупила домой подарков, гостинцев. С окраины Варшавы я с двумя пересадками в Риге и Вильнюсе доехала с чемоданом до автовокзала в Петербурге, ни разу его не подняв. Вообще! А на нашем вокзале я еще до выхода на улицу надсадилась. Еле дошла до метро — тротуары перерезаны водопроводными стоками и просто какими-то неясными панелями, приходится все время таскать поклажу. В метро пандусов почти нигде нет, а те, что есть, не подходят ни коляскам, ни колясочникам, ни багажу. На привокзальных станциях нет пандусов для багажа, более того — есть спуски вообще без пандусов!

В последние годы я при поездке в Москву всегда с нетерпением жду поезда, потому что в Москве ты берешь чемоданчик и катишь его почти без перерыва. Есть, конечно, станции и переходы, где еще не оборудованы нормальные съезды для багажа, но их мало. И тротуары в основном ровные. Правда, это было актуально до минувшей зимы и повсеместного пучения плитки. Но даже и с плиткой уровень радикально отличается. Небо и земля. Петербург сильно отстал.

Тут все очень отстало во всех сферах. Коммунальные службы этой зимой прославились уже на весь мир.

Но в мире теперь знают только про снег и сосульки-убийцы, но не о том, что у нас до сих пор повально отключают горячую воду и до сих пор посреди тротуаров случаются прорывы кипятка.

На нашей улице не реже раза в год из-под земли вырываются столбы кипящей воды, не реже раз в год мы при комбинации слова «прорыв» и названия нашей улицы хватаемся за телефоны искать точный адрес — не у нашего ли дома прорыв.

Инфраструктура Санкт-Петербурга уже даже не в разы, а на порядок отстает от московской. Недавно, в связи с нашумевшим исследованием трафика москвичей, выяснилось, что по факту в Москве и агломерации находится не 12 млн человек, а двадцать пять. В Петербурге может быть примерно такая же корреляция официальных данных с реальными, потому что в некоторые годы по числу азиатских мигрантов СПб абсолютно опережал Москву. Сегодня население города официально составляет почти 5,4 млн человек. В реальности, стало быть, здесь может жить и работать до десяти миллионов граждан. Живых, настоящих, нередко платящих в городе, между прочим, налоги.

И я, если честно, не верю, что будет лучше. Начнут подтягивать одно — обрушится другое. Я даже могу точно сказать, что именно обрушится первым: закон о запрете отелей и хостелов в жилых домах ударит больше всего по Петербургу. Здесь, по-моему, только хостелы еще как-то держат туристическую инфраструктуру. Они перейдут на нелегальное положение — поток туристов резко сократится. А он, по моим наблюдениям, уже падает. Рост турпотока в 2018 году составил 7% в сравнении с 2017 годом, и это с учетом чемпионата мира по футболу.

Дорого ездить в Петербург. Я иногда приезжаю из своей деревни в город не по делам, а туристом: ребенка в театр и музей сводить, прогуляться. Выходные в Петербурге обходятся по цене выходных в Берлине и даже дороже. Только траффик Берлину делают туристы из благополучных стран, а у Петербурга он на большую часть состоит из внутренних визитеров. У которых денег нет. Заполняемость номеров низкая, стоимость тоже. Прямо сейчас на ближайшие выходные, на две ночи, номер для двоих с собственной ванной в центре можно через сайт-агрегатор забронировать за 1500-2000 руб., а если обращаться напрямую, будет на 30% дешевле. Даже не представляю, что случится, если и впрямь пойдут рейды по хостелам.

Петербург превратился в неудобный громоздкий город. Которому, конечно, не нужны уже ни уборка снега, ни пандусы, ни метро с аэроэкспрессом. Отсюда утекают любые видные люди. Политически город превратился в провинцию, он давно не дает ничего, кроме крестных ходов, Милонова и Национально-освободительного движения.

Было несколько молодых либеральных политиков — они перебрались в Москву. В городе, за исключением совсем неизживаемых доминант, вроде Эрмитажа с Пиотровским и БДТ с Басилашвили, ничего не осталось — все рушится или утекает… Да и Эрмитаж, например, обветшал. Музей-квартира Пушкина год от года производит все более гнетущее впечатление. В доме-музее Набокова осталось два сотрудника, музей не может себе позволить принять в дар личные вещи писателя, потому что их некуда привезти.

Культурная и европейская столица России давно не в Петербурге — она в Москве. А у нас так… Непонятно что. Остатки имперской роскоши, любоваться на которые теперь опасно для жизни: сверху летят ледяные глыбы, снизу бьют столпы кипятка.

С городом надо что-то делать. Коренные петербуржцы, потомки псковских и витебских крестьян, никогда на всю страну не закричат, что их Петербург отстал — им мешают дурацкие представления о приличиях и выносе сора из избы. К тому же, не каждому под силу признать, что это раньше он жил в культурной столице, а сейчас оказался в обветшавшей провинции с ультраконсервативной идеологией. Им мешают, а мне — нет.

Я — петербуржец понаехавший и оттого не стыжусь из года в год отмечать, как сдает свои позиции город. Держатся только центральные фасады, да и те местами обветшали. Шаг влево, шаг вправо — разруха. Две станции метро за шесть лет, списанные московские электрички, бастующие под Невой строители, коктейли Молотова в музей Набокова, который закрывается… Вот это сегодня Санкт-Петербург, а не какие-то там эфемерные образы Северной Пальмиры. Культура устремилась в Москву, туда, где ты до аэропорта едешь не в битком набитом городском автобусе и где в метро и электричках есть, простите, туалеты.

Вы слышали? Да-то, в Москве прямо в метро стали открывать автоматические туалеты. У них открывают, а у нас закрывают. Потому что нам не положены. Ни туалеты, ни новые станции, ни новые поезда...