Бог здесь больше не работает

28.03.2019, 08:04

Семен Новопрудский о крахе мировых религий

12 марта 2019 года на платформе «Яндекс. Дзен» появился текст под названием «Исландия принимает декларацию: все религии являются оружием массового поражения. Follow Laughing in Disbelief!» Речь шла о том, что исландский парламент принял декларацию, в которой все религии объявляются видом психического расстройства и приравниваются к оружию массового поражения.

В тексте даже был процитирован некий исландский законодатель с принципиально не исландской фамилией Эндрю Канард. (Мы-то с вами, как истинные викинги, знаем, что каждый исландский мужчина чей-то сын и непременно подчеркивает это в своей фамилии, поэтому никаких «Канардов» — только «Канардсоны»). «Мы в парламенте сочли необходимым, чтобы люди знали, что вся религия является психическим расстройством и при этом опасна», — так звучит эта цитата.

Автором этого сатирического фейка, который многие СМИ и вполне опытные журналисты, в том числе и в России, приняли за чистую монету (сам слышал, как за него нахваливал Исландию в эфире одной уважаемой радиостанции лично Александр Глебович Невзоров), оказался блогер Эндрю Холл. Изначально текст был опубликован в его блоге Laughing in disbelief («Смех в неверии»). На сайте исландского парламента – Альтинга — естественно, никакой такой декларации не обнаружилось.

15 марта, спустя три дня после этой публикации, миру уже было не до смеха. Кровавая вспышка исламофобии, стрельба в мечетях Крайстчерча с 50 погибшими и десятками раненых, произошла в стране, до той поры менее всего ассоциировавшейся в нашем сознании со словом «теракт» — Новой Зеландии. Что лишний раз подтвердило: насилие на религиозной почве или на почве ненависти к адептам конкретной религии может случиться практически в любой точке мира.

Это и есть проблема. Бог здесь больше не работает — устроить сколько-нибудь сбалансированный разумный мир на религиозных основаниях у людей получается все хуже.

Для появления фейка про объявление парламентариями целой, пусть и маленькой, страны всех религий психическим расстройством и оружием массового поражения, увы, есть веские основания. Дело даже не в том, что Исландия — самая неверующая европейская страна и одна из самых свободных: там такой фейк не оскорбит ничьих чувств, а более 50% исландцев называют себя атеистами. Дело в том, что налицо явный глобальный религиозный кризис. Никакая церковь, никакая мировая религия нигде не может исполнять миротворческую роль и объединять даже своих адептов. А религиозные ценности подвергаются, возможно, рекордной девальвации и эрозии в реальной повседневной жизни.

Модные лет 15 назад разговоры о том, что вот-вот должна появиться новая мировая религия, которая будет способна как-то примирить нашу тягу к абсолютным истинам и вечным ценностям со страхом смерти, насилием и научными открытиями, безжалостно уничтожающими лучом объективного знания «чудеса сверхъестественного», в последние годы как-то резко поутихли. Никакой религиозной гармонией в мире и не пахнет. Слово «экуменизм», кажется, напрочь исчезло из лексикона светских и церковных лидеров. Зато налицо новые линии расколов и разломов даже внутри двух главных мировых религий — ислама и христианства, которые как раз и претендуют на то, чтобы стать фундаментом доминирующих в мире цивилизацией и ценностей.

Строго говоря, мы имеем полноценный кризис, если не сказать «полный крах», того, что принято называть «общечеловеческими ценностями». Нет никаких «общечеловеческих ценностей».

Ни примат жизни человека над любой верой и любым государством, ни милость к падшим, ни даже вполне светский (и советский) лозунг «все лучшее детям» не являются ценностями, которые безоговорочно признают и, главное, которым следуют все люди. Детей отправляют босиком искать мины на минных полях прошлых войн. По детям стреляют — на том же Ближнем Востоке, например — перманентно воюющие державы. Оскорбление чувств верующих становится уголовным преступлением, что не добавляет прочности вере. Взорвать «неверных» или расстрелять молящихся богам, именем которых кто-то другой взрывает «неверных», многие люди считают высшей доблестью, а не варварским истреблением невинных, неповторимых и необратимых человеческих жизней.

Разумеется, религиозной гармонии в мире не было никогда. Религиозные войны существуют столько, сколько сами мировые религии. Эти религии и насаждались отнюдь не только мирной пламенной проповедью безоружных праведников. Но тем не менее до недавнего времени было очевидно, что доминирующей в мире — экономически, политически и даже ценностно — является иудео-христианская цивилизация. Теракт 11 сентября 2001 года в самом сердце этой цивилизации, Нью-Йорке, крушение двух башен-близнецов, взорванного Всемирного торгового центра и разрушенного его обломками отеля «Мариотт», стал страшной в своей предельной наглядности визуальной метафорой конца христианской эры.

Тогда, почти 20 лет назад, казалось, что на смену иудео-христианской цивилизации может прийти цивилизация исламская. Тем более что через 25-30 лет, по разным оценкам, мусульман на Земле станет даже численно больше, чем христиан. Но то, что делали сначала Усама бен Ладен и «Аль-Каида» (организация запрещена в России) (запрещенная в России организация), а потом и пресловутый запрещенный в России ИГ (организация запрещена в России) (он-то как раз претендовал не просто на разрушение основ всей существующей цивилизации, но и на создание абсолютно доминирующего в мире исламского салафитского халифата) вызывают сильные сомнения в том, что любой глобальный мусульманский проект станет прочной основой будущего миропорядка. Не дай нам бог (причем любой) иметь такой миропорядок.

Понятно, что даже в силу количества живущих там людей, важнейшими для будущих контуров мировой цивилизации странами являются Индия и Китай. Но там нет религий, претендующих на статус мировых и – заодно – некоего морального «допинга» для светской политики. Китай с большой долей вероятности может стать в обозримом будущем главной мировой экономической державой, но в его политике нет никаких религиозных основ и ценностей, претендующих на роль «общечеловеческих». Что такое «китайское качество» мы понимаем гораздо лучше, чем что такое «китайская мораль» или «китайская мечта».

Очевидная исчерпанность мировых религий как миротворцев и генеральных конструкторов государств накладывается на невиданную в истории человечества экономическую и технологическую глобализацию, а также на выдающиеся достижения науки. Смартфонами, компьютерами, соцсетями прекрасно пользуются самые радикальные религиозные варвары и некоторые жители беднейших стран мира.
Когда вы живете 30, 50 или даже 80 лет, рассуждения религий о вечной загробной жизни, рае и аде, бессмертии души имеют куда больше значения, чем если вы начнете жить 400 или 500 лет. Для значительной части активных людей, пытающихся продвигать некую надгосударственную, транснациональную повестку, новой религией становится биохакинг.

«Зачем нам праведно жить ради какой-то мифической загробной жизни, если мы можем попытаться радикально продлить и улучшить свое земное существование?» — примерно так рассуждают эти люди.

Идея построения справедливой человеческой научно-атеистической или агностической цивилизации тоже не нова. Нечто подобное как идеал воспринимали и отстаивали в своих романах, например, братья Стругацкие.

Но они же честно писали о том, что может быть непреодолимым препятствием для цивилизации знания и справедливости: сама человеческая природа, агрессивная, невежественная, завистливая.

Мир вокруг нас меняется. Мы — впервые в истории человечества — можем облететь всю планету за сравнительно небольшой промежуток времени. Но, опять же впервые в истории, мы можем и почти мгновенно уничтожить всю планету. Мы можем лечить или даже полностью истребили недуги, истреблявшие несколько веков назад в считаные месяцы целые города. Но появляются все новые и новые неизлечимые болезни. При этом зависть, ненависть, желание самоутвердиться за счет уничтожения другого никуда не исчезают из «кода человека» — ни религии, ни мораль, ни научные знания пока не в состоянии радикально изменить нашу животную сущность.

Но одно очевидно: существующие религии перестали давать адекватные ответы на проклятые вопросы человечества, хотя и способны составлять основу и смысл жизни отдельных людей. Главные критерии прогресса человека как биологического вида — рост продолжительности жизни и повышение цены жизни каждого отдельного человека. С первым дело обстоит явно лучше, чем со вторым. И религии не помогают как-то исправить этот перекос. Похоже, действительно, Бог здесь больше не работает…