Несправедливая Россия: гибель русской мечты

27.09.2019, 08:32

Семен Новопрудский о том, почему власть игнорирует запрос народа на справедливость

Были, есть и будут бедные и богатые. Были, есть и будут счастливые и несчастные. Были, есть и будут умные и глупые. Были, есть и будут здоровые и больные. При этом все они — бедные и богатые, счастливые и несчастные, умные и глупые, здоровые и больные — хотят справедливости. Особенно в России. А наше государство перестало ее хотеть. Даже на словах. И этим отличается от СССР, на который так сильно желает походить державным величием.

На днях специалисты Научно-исследовательского центра социально-политического мониторинга Института общественных наук РАНХиГС опубликовали итоги опроса россиян о социальной и экономической справедливости в стране.

Выводы исследования исполнены холодного академизма: «Чувство ущемленности в материальных и социальных благах беспокоит население, способствует отчуждению его от власти, недопониманию смысла законодательных инициатив, а также может приводить к росту социальной напряженности».

Сами результаты далеки от этой холодной рассудительности, абсолютно оправданной для настоящих ученых, у которых в профессиональном смысле в момент акта научной деятельности не должно быть никаких пристрастий и политических убеждений. Опрашивали 1215 человек, имеющих постоянную работу (то есть, формально, не изгоев), в возрасте 18 лет и старше в 27 регионах Российской Федерации.

Россияне, судя по цифрам, прямо кричат о социальной несправедливости, ставшей фундаментом нашей повседневной жизни.

Три четверти опрошенных (74,1%) считают существующие социальные различия в стране несправедливыми. Хотя их чуть меньше, чем в аналогичных соцопросах 2003 и 2007 годов (тогда было 77,9% и 79,4%), понятно, что это разница укладывается в пределы статистической погрешности. «Рейтинг несправедливости» в России остается запредельно высоким. И, главное, ничего не меняется к лучшему почти 20 лет. Впрочем, кое-что меняется в худшую сторону, об этом мы еще поговорим.

Наиболее остро несправедливость чувствуют жители сельских населенных пунктов, люди пенсионного возраста и те, у кого нет высшего образования. Вполне логично: это люди с наиболее низким достатком и социальным статусом. Это в Англии в деревнях живут самые богатые. У нас сам факт проживания человека в деревне, если это не хоромы чиновника или топ-менеджера крупной корпорации в собственном поместье или закрытом коттеджном поселке, — знак беды и клеймо неудачника.

Все россияне, у кого жизнь удалась — так это воспринимается массовым сознанием — живут в Москве. Ну, на худой конец, в Питере, Сочи или Казани.

Впрочем, часть людей с высшим образованием просто считают несправедливость неизбежным злом (а либертарианцы отчасти даже благом) и потому реагируют на нее менее остро. Мол, полностью справедливого общества и государства все равно не бывает, чего уж зря расстраиваться.

Почти 42% опрошенных видят вопиющую несправедливость в пенсионном обеспечении. Размер пенсий у людей, отпахавших всю жизнь на заводах, и госслужащих, особенно бывших судей, действительно отличается на порядок. Для отставных федеральных судей, которые к тому же могут не дожидаться пенсионного возраста, пенсия 100 тысяч рублей в месяц — норма, а у многих бывших работяг не дотягивает и до 10 тысяч.

37,4% считают, что в России нет социальной защиты от безработицы. Хотя официальная статистика из года в год рассказывает нам о рекордно низкой безработице в стране. Но людям безразличны эти «общие» цифры — им важна личная судьба и судьбы их близких. Когда тебе нечего есть и нет работы, бодрые рапорты начальства о сокращении безработицы как-то «не заходят».

36,4% говорят, что в России несправедливо распределяется медицинская помощь. Ну, тут у нас как раз стабильность. Еще про советскую бесплатную медицину шутили, что «не знаешь, кому заплатить, чтобы вылечили». А сейчас каждый божий день мы слышим о бунте врачей или младшего персонала против низких зарплат, о закрывающихся поликлиниках и больницах, о том, что многие населенные пункты России оказались отрезаны от самой элементарной медицинской помощи. Впрочем, возможности богатых людей получить самое качественное лечение почти везде в мире намного шире, чем у бедняков. Просто в странах с развитой медициной и самые бедные могут рассчитывать на качественную медпомощь.

23% россиян отмечают неравенство в правах на судебную защиту. Тут тоже все непредсказуемо. Захотят — посадят хоть губернатора, хоть федерального министра. Захотят — отпустят хоть неизвестного актера, хоть известного режиссера, если за них заступились знаменитые и много незнаменитых людей. Социальный статус решающей роли не играет, важнее, где тебя повязали — в Москве или в глубинке, и кто за тебя заступился. При этом судебная система для большинства россиян давно и прочно связана со понятием «произвол», а не «правосудие». В судах правды не найдешь.

Посадить в России могут кого угодно, когда угодно, за что угодно. Запросто могут посадить и вообще «ни за что».

17,3% уверены, что в России есть неравенство в обеспечении личной неприкосновенности граждан. И только 17% отмечают неравенство политических прав: собственно, примерно столько в России, по разным опросам, убежденных противников нынешней власти и сторонников либеральной демократии западного образца. Русских «европейцев».

Бедные («сюрприз»!) ощущают несправедливость устройства жизни в России острее, чем более обеспеченные, пишут авторы исследования. В группе с низким материальным положением 87,2% респондентов указывают на несправедливость существующих в стране социальных различий.

И еще одна важная деталь для понимания реального отношения народа к порядкам в стране: среди тех, кто считает, что жизнь у нас устроена несправедливо, больше сторонников «теневой» экономики.

Проще говоря, если государство нас обманывает, почему бы и нам его не обмануть? Если власть заботится только о себе, почему бы и нам не позаботиться о себе? Не спрятаться подальше от такого государства, устроив жизнь максимально незаметно для него.

Не случайно из года в год в России опросы фиксируют, что не меньше четверти наших сограждан считают правильным не платить по кредитам, если попал в сложную жизненную ситуацию, и уклоняться от налогов.

Государство замораживает пенсионные накопления и, вопреки публичным обещаниям высших должностных лиц, повышает пенсионный возраст. А мы в ответ думаем, как уклониться от налогов: в том числе потому, что не знаем, куда идут эти налоги, и не верим, что они не станут отделочным материалом очередных заморских вилл или местных дворцов начальства.

Справедливость до сих пор является не только целью существования всех цивилизованных государств, но и важнейшей темой рассуждений политических философов в мире. Шесть лет назад в России издали книгу одного из самых модных и влиятельных американских философов Майкла Сэндела «Справедливость. Как поступать правильно?» Ключевой посыл этой и других книг Сэндела (реальной поп-звезды американской и мировой гуманитарной науки) в том, что хотя свободный рынок — однозначное благо, очень важно различать рыночное от нерыночного в построении справедливого государства и общества. Например, медицина, образование, фундаментальная наука – мягко говоря, несводимы к логике рыночных услуг, к норме прибыли, к эффективности капиталовложений.

В России, в отличие от куда более развитых и человеколюбивых стран, тема социальной справедливости практически исчезла из политического и общественного пространства. О ней не говорит ни власть, ни оппозиция. В сознании людей такая проблема есть, а в стране как бы нет.

Между тем именно жажда справедливости, мечта о ней — главная и очень давняя «духовная скрепа» российской государственности и нашего национального самосознания, если таковое еще осталось.

Идея России как самой справедливой — не сейчас, в далеком светлом будущем, разумеется — страны на свете веками согревала душу простым людям. Помогала им терпеть жестокость начальства, бесправие, беспросветную нищету, постоянные унижения. Идея справедливости, защиты униженных и оскорбленных вдохновляла великих русских писателей и пламенных революционеров. Справедливость была мечтой, маяком, утопией, ради которой только и стоит жить и страдать.

Советская власть строила свой политический идеализм прежде всего на идее достижения справедливости и всеобщего равенства. Да, великодержавный шовинизм, желание навязать миру свои порядки оставалось важнейшей частью реальной советской политики и официальной идеологии («мы за мир во всем мире»). Но идеи равенства и социальной справедливости хотя бы на словах в СССР присутствовали и доминировали всегда.

Сегодня российская власть озабочена удержанием политического статус-кво, гонкой вооружений, навязыванием политической воли другим государствам, сохранением собственных бизнесов сомнительного свойства и попытками как-то передать их по наследству в стране, где не работают ни закон, ни гарантии частной собственности, ни социальные или политические институты. Но не развитием собственной страны, не созданием более честных и справедливых порядков.

Справедливость больше не цель развития России даже на словах. Доминирующая политическая идея начала 2000-х, которая отмечалась тогда президентом и другими чиновниками постоянно — построение социального государства — забыта напрочь.

Мы строим великую и ужасную империю, а не какое-то там жалкое социальное государство, которое заботится о каких-то никчемных «людишках».

Разумеется, полная и всеобщая справедливость невозможна. Невозможно никакое всеобщее равенство, кроме равенства в нищете. Люди не одинаково умны, не одинаково сильны, не одинаково здоровы. Но равенство возможностей (социальные лифты), социальная защита самых слабых (стариков и детей), равенство всех граждан перед законом вполне достижимы.

Начальники, которые ездят по городу без перекрытия улиц и мигалок — это вполне реально и нормально. Это не подрыв устоев.

Острая нехватка социальной, политической, бытовой справедливости — главный дефицит в сегодняшней России. И заодно главная точка совпадения интересов тех, кому по душе великодержавный шовинизм и либеральная демократия, свободный рынок и коммунизм, права человека и «православные традиции».

Государство унижает и оскорбляет (так много вульгарных оскорбительных публичных высказываний о бедных и слабых их уст разных чиновников, как в последние годы, мы не слышали, пожалуй, никогда), но не намерено хоть как-то защищать униженных и оскорбленных.

Этот дефицит справедливости угрожает России значительно сильнее, чем любые политические или экономические напасти. Чем любые оппозиционеры и акции протеста. Государство, которому наплевать на человека, никто не станет защищать в случае реальной опасности. Общество, в котором нет солидарности, не сможет наладить нормальную жизнь на любой территории, какой бы обширной и богатой природными ресурсами она ни была. Люди будут спасаться от такого государства, даже делая вид, что они за начальство.

Сегодняшнее российское государство откровенно, явно, вопиюще бесчеловечно. Поворот к человеку, к необходимости более справедливого устройства образования, правосудия, здравоохранения, политической системы — самая главная задача развития России. Потому что технологии и цифровая экономика, которыми мы пытаемся прикрыть эту бесчеловечность России — всего лишь оболочка, форма. Они никогда не станут содержанием. Содержание — это возможность жить, учиться, работать, растить детей, а потом (если доживешь) и внуков, заниматься творчеством, влюбляться. А не гордиться ракетами и танками, заменяющими совесть и отменяющими справедливость.