Онлайн-интервью

Мобильные приложения и другие направления электронного бизнеса Банка Москвы

Онлайн-конференция в редакции «Газеты.Ru» с вице-президентом Банка Москвы Максимом Патриным

В редакции «Газеты.Ru» завершилась онлайн-конференция с вице-президентом Банка Москвы Максимом Патриным. За два года электронный бизнес Банка Москвы вырос в несколько раз. Причем по всем направлениям: интернет-эквайринг, процессинг, cash-менеджмент, SMS-банкинг. Отдельно развивалось направление мобильных приложений, которыми могут пользоваться клиенты не только Банка Москвы, но и любого российского банка.
Вопросы с ответами
Все вопросы читателей «Газеты.Ru»
Начало трансляции: 17 апреля 2015 в 12:00
Газета.Ru

— Добрый день, уважаемые читатели «Газеты.Ru». Сегодня у нас в гостях вице-президент Банка Москвы Максим Патрин. Здравствуйте, Максим.

— Добрый день.

Газета.Ru

— Мы поговорим об электронном бизнесе Банка Москвы, мобильных приложениях банка и других аспектах дистанционного банковского обслуживания (ДБО). Читатели «Газеты.Ру» прислали Максиму немало интересных вопросов. Итак, вопрос номер один.

Сергей

— Как вы считаете, будет ли дальше развиваться именно SMS-банкинг для физлиц? Какие у него перспективы? Или SMS-банкинг скоро «умрет», уступив дорогу интернет-банкингу? Мне кажется, что SMS-банкинг надежнее и удобнее интернет-банкинга. Каково ваше мнение? Буду признателен за развернутый ответ. Спасибо!

— Вообще, есть два вида SMS-банкинга, две услуги. Первая — это просто SMS-информирование об операциях, которые проводятся по картам или по счетам банка. Этот сервис останется жить, он очень интересен и высокомаржинален для банков. Мы его никуда не денем. А есть второй сервис — так называемые активные SMS, с помощью которых пользователь может сделать какие-то платежи, может сделать перевод, может запросить баланс по счету или по карте. Вот этот сервис, я считаю, не выживет стратегически. Его поглотит не интернет-банкинг, а мобильный банкинг. Потому что в мобильном банке гораздо больше возможностей и он более удобен, чем SMS-банкинг. Представьте себе: для того чтобы сделать перевод, например, заплатить деньги за жилищно-коммунальные услуги, надо в стандартном активном SMS-банке написать какую-то страшную строку: ЖКУ чего-то там, три звездочки, решетка, 18763... Для нормального человека это непонятно. А в мобильном банке это можно сделать в два клика.

Алексей Алексеев

— Как вы думаете, насколько велика угроза удаления мобильных приложений банка из магазинов из-за санкций?

— Это одновременно веселый и грустный вопрос. В принципе, удаление всех банковских приложений в Google Play и AppStore примерно так же вероятно, как то, что нам отключат все мобильные телефоны, отрубят интернет, перережут кабели, собьют спутники и так далее. Вот тогда у нас и мобильных приложений не будет в AppStore или Google Play. А так, в принципе, я, как человек позитивный, уверен, что этого не произойдет.

Борис

— Что можно сказать по поводу безопасности версий мобильного банка и других платежных приложений для Android в свете последних масштабных хищений денег со счетов клиентов различных банков, использующих Android-смартфоны? Как вы можете обезопасить себя и клиентов от подобных хищений?

— У меня есть две рекомендации. Первая рекомендация заключается в том, чтобы меньше читать сообщений о том, что найден очередной вирус, очередной троян, который позволяет похищать деньги с вашего смартфона, компания такая-то обнаружила очередную уязвимость в Android, которая позволяет похищать ваши деньги... На самом деле, во многом основная проблема распространения мобильного банка — это боязнь пользователей и клиентов. У меня очень много знакомых, очень профессиональные, высокообразованные люди, они говорят: нет, я никогда не поставлю, я хочу, чтобы моя зарплата была у меня в кошельке, ни в коем случае, никогда, на смартфон — никогда. Это все, я считаю, излишне нагнетаемая истерия. На самом деле, там потери и клиентов, и банков, в других областях, связанных, условно говоря, с карточным мошенничеством, связанных с мошенничеством в банкоматах, с внутренним фродом, они в десятки или даже в сотни раз выше, чем реальные истории удаленного мошенничества на платформе Android, в мобильном банке. То есть первая рекомендация — меньше слушать такие вещи. А вторая — это соблюдать некие элементарные правила. Вот когда мы идем на рынок, мы же не трясем пачкой денег, не засовываем ее в карман, так, чтобы она была видна целиком. Точно такие же рекомендации есть для пользователей телефонов Android, которые хотят там иметь мобильное приложение. Они достаточно простые. Первая — собственно, покупайте телефон только у авторизованных дилеров, не покупайте смартфон с рук, который ранее непонятно где был, непонятно, что там на него установили ранее. Вторая рекомендация — не используйте права суперпользователя, так называемые рутовые права. Это дополнительная возможность появления там троянов, а также дополнительная возможность уже появившимся троянам воспользоваться вашими деньгами. Третья рекомендация — внимательно смотрите на те файлы, которые вы открываете, те приложения, которые вы скачиваете. Ну и четвертая — поставьте себе антивирус. Вот, собственно, это такой нормальный гигиенический уровень, который обеспечивает безопасность. Ну не стопроцентную, но 99,9% точно.

Сергей

— Какова динамика перехода пользователей на мобильные банковские приложения? Ускоряются ли темпы? Пользователи переходят сами, потому что это удобно? Или же у них пока есть опасения перед непривычным способом платежей и банку приходится активно информировать клиентов о преимуществах мобильного банкинга?

— Смотрите, есть статистика по рынку — сейчас не вспомню, кто ее давал, но кто-то из уважаемых партнеров. Согласно этой статистике, каждый год аудитория мобильного банка в России растет в два раза. В 2014 году она достигла 10,8, почти 11 млн. Активный рост есть, и я думаю, что он будет продолжаться. При этом сейчас мы выходим на стадию, когда где-то уже достигнуто насыщение рынка, так что органически не всегда получается уговорить клиентов перейти на мобильный банк. Поэтому банки, и мы не исключение, применяют различные мотивационные программы, которые стимулируют клиентов совершить первый платеж, совершить десятый платеж и так далее. В Банке Москвы такие программы появятся в скором времени.

Г.Н. Гаврилов

— Приложения мобильного банкинга разных банков похожи по функционалу, и каждый банк, разрабатывая их, по сути, заново изобретает велосипед. Как вы думаете, возможны ли на российском рынке стандартизация и объединение систем мобильного банкинга или при смене банка клиенту каждый раз придется менять и осваивать новое мобильное приложение?

— Я даже больше скажу: не только в области мобильного банкинга все банки изобретают велосипед. То же самое происходит и в других областях: в линейке депозитов, кредитов, в качестве обслуживания клиентов, стандартах обслуживания, в call-центре и так далее. Но это же на самом деле замечательно. Когда есть здоровая конкуренция — а я считаю, что банковский рынок в России один из самых конкурентных, — то и продукты получаются более качественными. В итоге выигрывает клиент. То же самое можно сказать и о мобильном банкинге. Сейчас очень много банков, которые сконцентрированы, у которых в фокусе создание приложений для мобильного банкинга. Что касается того, появится ли какой-то единый мобильный банк... Ну, в целом на рынке много так называемых white label решений, которые позволяют быстро сделать приложение для любого банка: берется уже готовый мобильный банк, ставится логотип банка, перекрашивается в нужную цветовую гамму — и все, вот он, новый мобильный банк. Такие решения распространены для небольших банков. Для крупных банков, конечно же, единственный путь — разработка собственных приложений. Так что будем ждать появления новых классных мобильных приложений.

Даниил

— Как вы смотрите на возможность прихода на российский рынок таких технологий мобильных платежей на базе NFC (когда можно платить, проведя телефоном по кассе), как Apple Pay и Google Wallet? Будут ли российские банки сотрудничать с американскими корпорациями, рискуя попасть под давление их правил, или у нас будет разрабатываться свой аналог? Как быстро это произойдет? Может ли стать таким интегратором на российском рынке карта «Тройка»?

— Это такой широкий комплексный вопрос, постараюсь ответить по частям. Прежде всего, если опросить экспертов банковского сообщества, то 98–99% скажут, что через некоторое время пластиковая карта как платежный инструмент исчезнет. Платить будут с помощью сотовых телефонов, часов, очков, запонок, браслетов, брелоков, чипов и так далее. Сам пластик — он излишний. Единственное, в чем разойдутся эксперты, это во времени, когда это произойдет: через 5, 10 или 25 лет — можно разные услышать разные оценки. Поэтому, естественно, мы верим в это. Что касается Apple Pay, он появился в сентябре прошлого года. Мы встречались с международными платежными системами, и с Visa, и с MasterCard, разговаривали по поводу того, когда он появится у нас. Их оценки — где-то через год, то есть теперь уже через полгода. Мы со своей стороны с удовольствием примем участие в пилотных проектах. Нам это интересно, мы в это верим. Apple Pay очень неплохо и интересно смотрится на данный момент.

— Что касается другой части вопроса. Того, будем ли мы сотрудничать с американскими компаниями... С Apple будем сотрудничать, потому что нам никуда не деться, все интерфейсы платежные — они закрытые. Компания продемонстрировала стратегическую закрытость и нацеленность на получение максимальной прибыли. Поэтому мы никуда не денемся, сотрудничать будем.

— Что касается «Тройки», это очень амбициозный и интересный проект. «Тройка» сейчас занимает довольно интересную нишу на рынке, и у нее, безусловно, есть хорошие шансы занять еще большее место на рынке. Но верить в то, что это будет единое платежное средство на территории всей Российской Федерации, мне кажется, все-таки перебор. Наверное, нет. При всем уважении к ребятам, которые ее продвигают.

Андрей Никифоров

— Приложения мобильного банка производятся своими силами или отдаются на разработку «на стороне»? Как в этом случае обеспечивается безопасность кода?

— У нас уникальная для крупных российских банков ситуация — у нас самописная автоматизированная банковская система. То есть центральная банковская система у нас своя, как и собственная команда разработчиков, высокопрофессиональных ребят, которые ее развивают. И у нас есть собственный очень сильный процессинг, на котором обслуживаются, помимо нас, еще 45 банков.

— И хотя именно само программное обеспечение, процессинговое, оно от стороннего производителя, но наши ребята очень многое пишут сами, докручивают, допиливают. И в целом у нас уже на «инхаус» очень сильная концентрация. Поэтому в части мобильной платформы и создания мобильных приложений мы решили у себя эту экспертизу не создавать. Потому что это долго, дорого и на рынке есть прекрасные решения, прекрасные команды. Команд мобильных разработчиков на рынке сейчас больше сотни. Поэтому здесь мы пошли по пути аутсорсинга. И мобильная платформа у нас находится целиком в облаке, это отдельное решение от профессионального разработчика. А что касается самих мобильных приложений, их делают семь-восемь различных команд. Среди них есть как лидеры рынка по мобильным финансам, так и стартапы. Мы работаем с этими ребятами и ничуть не жалеем. Что касается того, как мы обеспечиваем безопасность, у нас есть выборочные проверки исходного кода, который нам поставляется. Есть несколько решений на рынке, которые позволяют это делать.

Леонид

— По каким направлениям, на ваш взгляд, будут развиваться банковские приложения мобильных финансов? Будет ли это интеграция и автоматизация расчетов с провайдерами регулярных услуг (например, клиент не будет заботиться о платежах за коммунальные услуги, интернет, связь и т.д. — достаточно один раз настроить правила оплаты и забыть)? Или же это будут интеллектуальные системы организации личных финансов клиентов?

— Если говорить о правильно настраиваемых автоматических платежах, я считаю, что это вообще не направление мобильных финансов. Это отдельное направление, когда банк знает информацию о вашей квартире, о вашей машине, о телефоне, о детсаде или школе, в которую ходит ваш ребенок, и автоматически платит за вас все платежи. Вы их только подтверждаете, если они превышают определенный лимит, или получаете уведомление, если они этот лимит не превышают. Это та ситуация, в которой мы будем жить через несколько лет, и все крупные банки будут предоставлять этот сервис. Банк Москвы такой сервис тоже предоставляет, он у нас называется «Автоплатежи».

— Единственное направление именно в мобильных приложениях, где это будет использоваться, это настройка автоплатежей. То есть вы можете выбрать, за что именно вы хотите заплатить автоматически, выбрать величину лимита, выше которой вам надо получать необходимость вашего подтверждения платежа.

— А что касается интеллектуальных систем организации финансов, если честно, я не сильно в это верю. Не особо верится, что есть такая потребность, когда банк на себя берет именно интеллектуальное управление всеми вашими финансами и вам начинает рассказывать, где и что вы должны покупать, где и что вы не должны покупать, посылать вам SMS: да ты что, подожди, не покупай эти туфли, пожалуйста, иначе ты не сможешь заплатить за квартиру...

— Мне кажется, что это уже все-таки перегиб. А вот из тех технологий, которые будут работать в мобильных финансах, это технологии биометрической идентификации клиентов, когда клиента можно определить по отпечаткам пальцев, по сетчатке глаза, по голосу, по видеоизображению. Они точно будут встроены в мобильные банки как дополнительные средства защиты и точно будут работать. Вторая тема — это, безусловно, бесконтактная оплата, оплата самим телефоном. Она тоже будет работать. Ну и третье, сейчас на всех мобильных платформах появились приложения, функции, связанные со здоровьем, которые меряют количество шагов, количество километров, которые вы прошли, которые меряют ваш пульс, количество алкоголя в крови и так далее. Мне кажется, что эта тема тоже достаточно интересная. И если ее объединить, под нее придумать банковские сервисы, можно тоже много интересного сделать.

Евгений

— Кого вы считаете основным конкурентом в банковском электронном бизнесе? Какими тремя проектами из тех, которые были запущенны в 2014 год, вы гордитесь и почему?

— Начну с конца, со второго вопроса. Я в первую очередь горжусь не проектами. Так как я не проектный менеджер, я человек, отвечающий за электронный бизнес, я горжусь нашим бизнес-результатом. Мы заработали 1,5 млрд руб. чистого комиссионного дохода и привлекли, или позволили удержать, 30 млрд средств розничных и корпоративных клиентов за счет предоставления наших услуг. Вот это те основные задачи, которые мы выполнили.

— А что касается таких проектных работ... Безусловно, горжусь тем, что мы в 2014 году запустили мобильные банки для розничных клиентов и для корпоративных клиентов. Очень хорошо, что мы наконец-то ликвидировали наше отставание от рынка.

— О конкурентах. Смотрите, банковский электронный бизнес тоже состоит из целого набора направлений. Допустим, в интернет-эквайринге наши конкуренты — Альфа-банк, Сбербанк, Промсвязьбанк, «Русский стандарт». Подобные мобильные приложения на рынок выпускает «Тинькофф», «Альфа» кое-что. У нас есть бизнес-банк агентов, когда под спонсорством Банка Москвы обслуживаются другие российские банки. Тут наши конкуренты — «Уралсиб» и компания ЦФТ. Это очень хорошо, что везде есть классная, здоровая конкуренция, причем разная. На разных рынках играют разные банки.

— Еще в вопросе слышится подтекст: а являются ли электронные кошельки и операторы сотовой связи конкурентами банка в электронном бизнесе? Мой ответ: мы здесь являемся скорее партнерами, у нас есть замечательные партнерские отношения с компанией МТС, с компаниями «Мегафон», «Яндекс.Деньги», с «Элекснетом», с QiWi. Практически со всеми игроками этого рынка. И мы совместно находим решения, на которых мы совместно зарабатываем. Поэтому мы не конкуренты, мы партнеры.

Игорь

— Многие ваши приложения доступны клиентам любого российского банка. Почему вы решили сделать их доступными для всех? Не сказывается ли это на вашем собственном бизнесе?

— У нас, действительно, была идея создания набора атомарных приложений, которые будут доступны именно для всех держателей карт российских банков. Атомарное приложение — это приложение, которое содержит какую-то одну функцию, например, оплата жилищно-коммунальных услуг. Или набор связанных функций.

— У нас была идея создания приложения «Мое авто», в котором можно оплатить штрафы ГИБДД, ОСАГО, каско, записаться на ТО и так далее. Удобное приложение для автолюбителей. И мы, собственно, сделали приложение «Квартплата», которое позволяет оплачивать жилищно-коммунальные услуги в Москве. Мы сделали приложение «Переводы», которое позволяет быстро перевести деньги друзьям, знакомым по адресной книжке. Мы сделали приложение «Кошелек», которое доступно примерно для 300 получателей различных платежей и опять же для всех держателей банковских карт. Неделю назад у нас вышло приложение «Мой проездной», которое позволяет пополнять карту «Тройка». Более того, для определенных моделей телефонов оно позволяет пополнять карту «Тройка», просто поднося карточку к самому телефону, так называемое прямое пополнение карты. Очень удобно, очень классно.

— Почему мы стали делать это для всех? По нескольким причинам. Во-первых, мы считаем, что потенциальное мобильное пространство — это то пространство, где можно привлекать клиентов. И создавать приложения нужно не только для своих клиентов, а вообще для широкого круга граждан. Клиентов можно и нужно привлекать удобными сервисами, завлекать в дальнейшем на обслуживание в банк.

— Вторая причина — у нас исторически очень хорошие отношения с правительством Москвы, в том числе в части различных мобильных, вернее, различных IT-продуктов. Допустим, у нас есть социальная карта москвича, которую мы совместно развиваем. Или есть распределение жилищно-коммунальных услуг, которое также проходит через Банк Москвы. Но часть тех требований, которые есть у наших коллег в IT-департаменте Москвы, мы просто не сможем выполнить, если будем ориентироваться только на своих клиентов. К сожалению, не 100% жителей Москвы являются клиентами Банка Москвы. Мы можем к этому стремиться, но это пока не так. Ну и третий момент — в принципе, когда мы делали нашу мобильную платформу, мы планировали отдавать мобильные банковские сервисы по работе с картами, по оплате, по переводам, по регулярным платежам как сервисы нашим партнерам. То есть кто-то захотел сделать свое мобильное приложение, ему нужны банковские сервисы по работе с картами и оплате — мы их предоставляем. Если их делать только на нашей клиентской базе, они тоже никому не интересны. Вот три, по сути, вещи, которые нас на это сподвигли.

Виталий

— Здравствуйте! Каким образом вы учитываете пожелания пользователей ваших приложений? Какие из их предложений были использованы в ваших программах?

— Мы, безусловно, собираем feedback и обращения, которые нам приходят на почтовый ящик, обращения, которые мы получаем в call-центре, и мониторим отзывы в магазинах приложений и отзывы в социальных сетях. Буквально на этой неделе мы убрали дополнительные подтверждения SMS-паролем по большинству платежей в мобильном банке. То есть мы расширили количество платежей, где это можно делать без SMS-пароля, как раз по просьбам наших клиентов.

Андрей Михайлович

— На многих массовых смартфонах есть предустановленные разными компаниями приложения. Как вы на подобное сотрудничество смотрите? Есть ли такие соглашения с производителями у вас, и если нет, то почему?

— Мы смотрим на это как на один из каналов продаж мобильных приложений. А дальше уже вопрос, как его использовать. Я просто слышал, скажем так, немало негатива об этом канале. Но что я могу сказать... Если вы сделали приложение для оплаты сотовой связи в Саратове и предустановили его на все планшеты или смартфоны, которые распространяются по всей России, то, наверное, это была не самая удачная идея. И здесь виноват не канал, а вы сами.

— Это неплохой канал, и есть определенные ниши, где он работает. Так, мы в прошлом году пробовали и предустанавливали у нескольких партнеров при продаже собственных телефонов. Мы пробовали, если я не ошибаюсь, на «Квартплате» или на «Кошельке». В общем, у нас были пилотные проекты.

— «Газета.Ru»: Вы как-то их сейчас можете оценить?

— — Вы знаете, в принципе, канал эффективный, но достаточно дорогой. Я бы так сказал. Но опять же это исключительно на нашем опыте.

Иван Самохин

— Максим, скажите, закупают ли ваши приложения какие-либо партнеры? Или, может, они заказывают у вас разработку программ для себя?

— Как я уже сказал, у нас есть мобильная платформа, и мы предоставляем мобильные банковские сервисы. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом. Банк должен предоставлять финансовые сервисы — вот мы их предоставляем. А делать разработку мобильных приложений должны профессиональные компании, которые делают мобильные приложения. Если кто-то из партнеров к нам обращается с подобным вопросом, мы, безусловно, рекомендуем тех ребят, которые с нами успешно работают.

Станислав

— Скажите, какие еще сервисы вы выпустите? В каком направлении вы будете двигаться?

— Я не хотел бы анонсировать конкретные сервисы. Потому что, как только ты говоришь: мы планируем выпустить до конца июня приложение такое-то или сервис такой-то, — успешно идущий проект вдруг начинает лихорадить, он начинает болеть, и в итоге вместо июня получается сентябрь. Поэтому конкретные приложения, конкретные сервисы называть не буду. Мы только недавно выпустили «Мой проездной», на прошлой неделе. У нас есть приложение, которое находится в разработке, оно наше собственное и появится довольно скоро. Также у нас есть еще несколько совместных с партнерами проектов.

Семен

— Будете ли вы делать приложения для настольных систем? В той же Windows 8, например, программы иногда реально удобнее, чем тыкать на сайте.

— Давайте вообще пройдемся и по десктопам, по планшетам, и отдельно по Windows 8. Для десктопов, сразу скажу, ничего не планируем. На десктопах есть интернет-банк, есть наш портал, есть сайт банка. И это то, что работает на десктопах. Делать нативные приложения для десктопов — это дорого. Но, безусловно, для клиентов — физических лиц, для клиентов розницы мы будем делать нативные мобильные приложения для iOS и Android. С Windows 8 у нас уже есть опыт, мы сделали приложение «Кошелек» и выпустили его на Windows 8. Причем там процентное отношение пользователей Windows 8 где-то в два — два с половиной раза выше, чем реальное проникновение операционной системы на рынке. Но все равно, к сожалению, оно достаточно малó. То есть у нас там около 6% пользователей — это пользователи Windows 8. Для планшетов мы планируем выпускать мобильные банки для корпоративных клиентов. То есть мы будем развивать линейку мобильного банкинга для корпоративных клиентов на планшетах. На смартфонах тоже, но в первую очередь будем концентрироваться именно на планшетах, там это более востребовано. Ну и, кстати, раз уж я здесь, мы вчера запустили мобильный банк для корпоративных клиентов — владельцев планшетов Android.

Елена

— Слышала о том, что у вашего банка есть приложение, которое само подгружает квитанции по ЖКХ, которые сразу можно оплатить. Но вроде оно работает только для Москвы. Когда собираетесь сделать такое же для Московской области?

— Да, действительно, такое приложение есть, называется «Квартплата», я о нем уже говорил. Действительно, есть возможность удобно произвести оплату в приложении, получить всю информацию о задолженности по квартире, оплатить по штрихкоду, то есть сосканировать штрихкод с бумажной квитанции. В Москве такое приложение есть. Почему оно есть? Потому что в Москве есть возможность получить всю информацию по всем начислениям по оплате за жилищно-коммунальные услуги. Такая информация есть у Банка Москвы, это сервис открытый. Любой банк это может сделать: достаточно заключить с Банком Москвы договор, получить спецификацию интерфейса — и вперед. Мы в этом приложении пользуемся теми же открытыми протоколами, тем же источником данных, что и все остальные банки на рынке. В Московской области, к сожалению, единого платежного документа, который есть в Москве, и единой системы распределения тоже нет. Там в каждом районе, иногда даже в отдельно взятых городах, есть отдельные управляющие компании, которые и занимаются сбором оплаты за жилищно-коммунальные услуги. Идея централизации, насколько я знаю, у коллег есть, но я не знаю, как далеко они продвинулись. Сейчас у нас очень много клиентов в Московской области, но дать им сервис удобной оплаты жилищно-коммунальных услуг мы, к сожалению, не можем. У нас есть какие-то куски в различных районах Московской области или в городах, но целиком, к сожалению, собрать это все в единый сервис пока невозможно.

— «Газета.Ru»: Скорее всего, это можно будет сделать только после того, как правительство Московской области введет единую форму оплаты?

— — Да. И мы этого безусловно ждем.

Олег Сергейчук

— Как прошло присоединение Банка Москвы к НСПК? Были ли сбои?

— НСПК — это Национальная система платежных карт. Раньше все транзакции, все операции по пластиковым картам, которые совершаются в России, проводились через международные платежные системы, через серверы, которые стоят в различных точках земного шара. Сейчас все транзакции, платежные операции, которые проходят, если это внутрироссийская операция, должны проходить через Национальную систему платежных карт. В принципе, трафик по мастер-кардовским картам уже успешно реализовали, сейчас на очереди Visa. Мы, Банк Москвы, были одними из первых, кто присоединился к НСПК. У нас была небольшая проблема на этапе пилотного запуска: где-то в каналах терялись операции. Мы ее с коллегами очень быстро, оперативно устранили. Это нормальная ситуация — это сложная система. В НСПК работает высокопрофессиональная команда, они делают большое дело. Пользуясь случаем, хочу высказать им свое уважение: молодцы. Удачи им и успехов.

Максим

— Приложение «Мой проездной» поддерживается на Android, только с технологией NFC, но тоже не всеми устройствами. Почему нельзя расширить список устройств на Android и сделать версию для iOS? Как вы собираетесь решать проблему с рутованными телефонами?

— Я чувствую, вопрос задавал человек очень технически подкованный. Прежде всего, несколько слов о приложении «Мой проездной». Мы, действительно, в прошлый четверг запустили приложение для Android, которое позволяет пополнить карту «Тройка», купить проездной билет на одну поездку, «90 минут», на месяц — ну, в общем, все то, что позволяет сделать «Тройка». Приложение доступно для телефонов на платформе Android и позволяет пополнить карту «Тройка», просто поднеся ее к крышке телефона — конечно, используя NFC. Для тех телефонов, которые не поддерживают необходимый стандарт NFC, есть возможность отложенного пополнения карты «Тройка». Что это такое? Вы пополняете ваш счет картой «Тройка», а потом вам надо просто взять вашу карту «Тройка», подойти к желтому «ящику» на станции метро (который показывает количество поездок), приложить — и карта автоматически пополнится. То есть те деньги, которые вы заплатили, будут отмечены на вашей карте.

— Почему не со всеми телефонами это работает? К сожалению, это технологическая особенность стандарта, нескольких версий протоколов NFC и собственно самой карты «Тройка», ее чипа. Здесь мы ничего сделать не можем. Но в принципе, по нашей информации, таких телефонов будет все больше, больше и больше. Мы смотрели на телефоны, которые позволяют сейчас напрямую пополнить карту «Тройка, и их, по нашим оценкам, в Москве больше миллиона, а проникновение на московском рынке растет.

Газета.Ru

— Как я понимаю, все новые телефоны, которые сейчас будут выходить, с поддержкой последней версии NFC. Соответственно, они все будут поддерживать ваше приложение.

— Мы на это надеемся, я бы так сказал.

— «Газета.Ru»: Но проблема связана просто с устаревшей версией NFC, да?

— — Да. Проблема связана с устаревшей версией протокола NFC. Что касается приложения для Apple... Вообще, мы с удовольствием бы сделали приложение для iOS, но, как вы знаете, вся платежная инфраструктура Apple сейчас закрыта для сторонних разработчиков. И поэтому сделать то же самое мы не можем.

Газета.Ru

— А можно ли заключить какие-то соглашения с Apple, как-то с ними договориться на эту тему? Все-таки они же тоже развивают свой Apple Pay или еще что-то.

— У них другой подход. Если Android открыт, то Apple закрыт. Причем нельзя сказать, что лучше. Потому что открытость Android создает проблему в другом, мы это уже обсуждали. Договориться с Apple в данном случае? Я даже не представляю себе такую возможность. Потому что это их стратегическое видение, стратегический подход к развитию оплаты с мобильного телефона.

— Рут на Android — это возможность получения прав суперпользователя. С одной стороны, это дополнительные преимущества. Из интересных вещей там есть приложение, которое только с рутом работает, которое делает звонок различной громкости, в зависимости от того, лежит он в сумке, в кармане или нет. То есть оно смотрит на различные параметры, на различные функции типа гироскопа в самом мобильнике и позволяет в зависимости от этого менять громкость звонка. Удобно, классно.

— — Это с одной стороны. С другой стороны, у каждого из приложений есть, условно говоря, своя песочница, в которой оно работает. Рут позволяет эти границы песочницы развивать. Каждое приложение может технически получить доступ к тем вещам, к которым без рута получить не могло бы. В результате смартфон становится более уязвимым. Когда вредоносное приложение может получать информацию из мобильного банка, перехватывать SMS от банка, перенаправлять их и так далее. В принципе, мы видим в этом очень серьезную уязвимость, и поэтому мы рут закрыли. У нас сейчас идет дискуссия внутри команды: давай, может, откроем, проверим, посмотрим, напишем какое-нибудь такое сообщение большими буквами о том, что я прочитал, я согласен, я перехожу улицу на красный свет, я заплываю за буек, я все понимаю, но очень хочу, на свой страх и риск.

— Но скорее всего, все-таки нет. Действительно, очень велика вероятность проникновения зловреда и похищения денег, и не только наших клиентов — пользователей нашего мобильного приложения. Иногда тот же владелец собственно телефона даже не подозревает о руте. Бывают такие ситуации, например, сын говорит: пап, я тебе сейчас такое поставлю, вообще, бомба. Или бэушный телефон. А инструкции, даже написанные самыми крупными буквами, самым красным цветом, у нас как-то не очень читают.

Газета.Ru

— Максим, большое спасибо за интервью. Может, вы хотите что-то добавить?

— Прежде всего я хочу сказать спасибо всем тем, кто задавал вопросы. Вопросы были фантастически интересные, очень свежие, неизбитые. Я действительно получил удовольствие от глубины знаний ребят, которые задавали вопросы, от их интереса. Супер. Классно. Огромное спасибо.

19

Приложение «Мой проездной» поддерживается на Android, только с технологией NFC, но тоже не всеми устройствами. Почему нельзя расширить список устройств на Android и сделать версию для iOS? Как вы собираетесь решать проблему с рутованными телефонами? // Максим

18

Как прошло присоединение Банка Москвы к НСПК? Были ли сбои? // Олег Сергейчук

17

Слышала о том, что у вашего банка есть приложение, которое само подгружает квитанции по ЖКХ, которые сразу можно оплатить. Но вроде оно работает только для Москвы. Когда собираетесь сделать такое же для Московской области? // Елена

16

Будете ли вы делать приложения для настольных систем? В той же Windows 8, например, программы иногда реально удобнее, чем тыкать на сайте. // Семен

15

Скажите, какие еще сервисы вы выпустите? В каком направлении вы будете двигаться? // Станислав

14

Максим, скажите, закупают ли ваши приложения какие-либо партнеры? Или, может, они заказывают у вас разработку программ для себя? // Иван Самохин

13

На многих массовых смартфонах есть предустановленные разными компаниями приложения. Как вы на подобное сотрудничество смотрите? Есть ли такие соглашения с производителями у вас, и если нет, то почему? // Андрей Михайлович

12

Здравствуйте! Каким образом вы учитываете пожелания пользователей ваших приложений? Какие из их предложений были использованы в ваших программах? // Виталий

11

Почему вы вообще пришли к идее использования банковских приложений? Чем они лучше, чем онлайн-банкинг для телефонов? // Евгений Н.

10

Многие ваши приложения доступны клиентам любого российского банка. Почему вы решили сделать их доступными для всех? Не сказывается ли это на вашем собственном бизнесе? // Игорь

9

Кого вы считаете основным конкурентом в банковском электронном бизнесе? Какими тремя проектами из тех, которые были запущенны в 2014 год, вы гордитесь и почему? // Евгений

8

По каким направлениям, на ваш взгляд, будут развиваться банковские приложения мобильных финансов? Будет ли это интеграция и автоматизация расчетов с провайдерами регулярных услуг (например, клиент не будет заботиться о платежах за коммунальные услуги, интернет, связь и т.д. -- достаточно один раз настроить правила оплаты и забыть)? Или же это будут интеллектуальные системы организации личных финансов клиентов? // Леонид

7

Приложения мобильного банка производятся своими силами или отдаются на разработку «на стороне»? Как в этом случае обеспечивается безопасность кода? // Андрей Никифоров

6

Как вы смотрите на возможность прихода на российский рынок таких технологий мобильных платежей на базе NFC (когда можно платить, проведя телефоном по кассе), как Apple Pay и Google Wallet? Будут ли российские банки сотрудничать с американскими корпорациями, рискуя попасть под давление их правил, или у нас будет разрабатываться свой аналог? Как быстро это произойдет? Может ли стать таким интегратором на российском рынке карта «Тройка»? // Даниил

5

Приложения мобильного банкинга разных банков похожи по функционалу, и каждый банк, разрабатывая их, по сути, заново изобретает велосипед. Как вы думаете, возможны ли на российском рынке стандартизация и объединение систем мобильного банкинга или при смене банка клиенту каждый раз придется менять и осваивать новое мобильное приложение? // Г.Н. Гаврилов

4

Какова динамика перехода пользователей на мобильные банковские приложения? Ускоряются ли темпы? Пользователи переходят сами, потому что это удобно? Или же у них пока есть опасения перед непривычным способом платежей и банку приходится активно информировать клиентов о преимуществах мобильного банкинга? // Сергей

3

Что можно сказать по поводу безопасности версий мобильного банка и других платежных приложений для Android в свете последних масштабных хищений денег со счетов клиентов различных банков, использующих Android-смартфоны? Как вы можете обезопасить себя и клиентов от подобных хищений? // Борис

2

Как вы думаете, насколько велика угроза удаления мобильных приложений банка из магазинов из-за санкций? // Алексей Алексеев

1

Как вы считаете, будет ли дальше развиваться именно SMS-банкинг для физлиц? Какие у него перспективы? Или SMS-банкинг скоро "умрет", уступив дорогу интернет-банкингу? Мне кажется, что SMS-банкинг надежнее и удобнее интернет-банкинга. Каково ваше мнение? Буду признателен за развернутый ответ. Спасибо! // Сергей