Радзинский признал вину в аресте сына

«Посадили из-за меня»: Радзинский рассказал об аресте сына

Писатель и историк Эдвард Радзинский заявил, что его сын от первого брака Олег оказался советским политзаключенным по вине собственного отца. Согласно словам драматурга, тогдашний юноша провел за решеткой около года, после чего был отправлен в ссылку, а затем выслан из страны.

Знаменитый писатель и драматург Эдвард Радзинский признался, что его сын Олег, рожденный в браке с дочерью известной детской писательницы Лии Гераскиной Аллой, оказался политзаключенным из-за собственного родителя. Согласно 82-летнему литератору, несмотря на то, что Олегу долгое время сильно не хватало отца, из сложной ситуации его вытащил именно его папа.

«Да, наверняка, ему не хватало папы. Потому что папы не хватало всем, кто с ним был — кроме Олега. Его женщинам не хватало меня... Но когда сына посадили, то им занимался именно я, — рассказал Радзинский в эфире шоу «Судьба человека». — Да и посадили его — о чем он не знал — из-за меня».

По словам писателя, из-за ареста сына, которому в минувшем году исполнилось 60 лет, ему пришлось отменить поездку в США на фестиваль Юджина О'Нила.

«Была запланирована поездка на фестиваль Юджина О'Нила. В то время шел детант, то есть смягчение отношений между нами и Америкой. На фестиваль должны были поехать [актер и режиссер Олег] Ефремов и я. Но буквально за два дня до поездки арестовали Олега. И уже поездка моя, естественно, полетела. Ефремов тоже отказался ехать. Потому что отправляться туда с вопросами о причинах ареста несчастного 19-летнего парня, понятия не имевшего, почему его арестовали, ему было как-то трудно», — подчеркнул драматург.

«Формальную причину они потом сами пытались найти. Ему приписали антисоветскую агитацию, но оказалось, что он действительно был против войны в Афганистане и ему нравился Александр Солженицын, — продолжил Радзинский. — То есть доносы писались».

Писатель также поведал, что Олега должны были отправить за решетку на пять лет, однако в итоге благодаря усилиям Эдварда Станиславовича его сын отсидел всего год.

«Его надо было спасать, это была целая история. Олег должен был получить пять лет и пять лет сидеть. Но этого не произошло — включился я и все, кого мне удалось поднять. В результате сын получил год заключения, который уже прошел, так как он был под следствием. Олег вышел на свободу и был отправлен в ссылку», — рассказал литератор.

В заключение Радзинский отметил, что по итогам этой истории, завершившейся отъездом Олега из страны, у них наконец появились настоящие отношения отца и сына.

«Я занимался тем, чтобы его [страдания] кончились. И выяснилось, что занимаюсь этим во всей стране лишь я один. Когда Олег вышел, ему нельзя было преподавать. Была перестройка, и я написал письмо, в котором попросил позволить ему выехать за границу. И они его выкинули из страны, — заявил писатель. — Тогда я действительно понял по-серьезному, что он есть. С тех пор у нас как-то появились отношения отца и сына. С тех пор».

Согласно СМИ, Олега Радзинского, выпускника Филологического факультета МГУ, арестовали в 1982 году по статье «Антисоветская агитация и пропаганда». После года пребывания в Лефортовском следственном изоляторе он был отправлен в ссылку на лесоповал в Томской области. В 1987-м сына известного отечественного автора помиловали специальным указом Президиума Верховного Совета и выслали из страны. Оказавшись в США, он впоследствии окончил Колумбийский университет и стал работать в финансовой сфере. В начале нулевых Олег вернулся в Россию. В настоящее время он проживает вместе с семьей в Лондоне, занимаясь среди прочего литературной деятельностью.

Добавим, что в 2015 году Савеловский суд Москвы взыскал 2 млн рублей с Радзинского-старшего после долгого расследования дела о ДТП, в котором погибла девушка. Резонансная авария произошла в июле 2011 года на Малом московском кольце в Подмосковье. По информации прессы, ДТП спровоцировал именно Радзинский, который на своем автомобиле выехал на встречную полосу и врезался в проезжавшую мимо машину: в аварии погибла 24-летняя пассажирка, сам писатель при не пострадал. Расследование по громкому делу длилось три года и было прекращено по амнистии.