«Вхождение в кампанию было тяжелым»

Названы особенности предвыборных кампаний в регионах

Директор Центра политического анализа Павел Данилин рассказал «Газете.Ru» об особенностях предвыборных кампаний в российских регионах.

– Как в целом можно охарактеризовать предвыборные кампании в регионах?
— Ну, пожалуй начнём с главного тезиса, который подтверждают и социологи, и все эксперты, разбирающиеся в регионах. По имеющимся сейчас показателям поддержки кандидатов, вторых туров не предвидится. Теперь, пожалуй, более подробно о том, почему это так.

Вхождение в кампанию было тяжелым и сложным для восьми кандидатов из всех, кто сейчас идет на выборы.

Некоторые критики и оппозиционные комментаторы предрекали до восьми вторых туров. Действительно, на входе в избирательную кампанию были сложности по восьми регионам.

Это, например, Санкт-Петербург. Про него говорили, что это столица протеста, что там люди настроены оппозиционно, много оппозиционных СМИ.

Налагалась также на выборы губернатора муниципальная кампания – что тоже должно было сыграть свою роль. В результате против Беглова велась очень грязная кампания, поэтому ожидалось, что там будут проблемы. Сейчас очевидно, что эти выборы проходят достаточно успешно – снятие Бортко не повредило Беглову.

– В каких еще регионах возникали проблемы?
— Вологодская область. Там были проблемы с мэром Вологды, проблемы с набережными, благоустройством общественных пространств. Главное – что там губернатору удалось диалог наладить с населением.

Считалось, что Волгоградская область – регион депрессивный, уставший от губернатора Бочарова.

Что его слишком диктаторские методы идут в негатив, но сейчас мы видим, что это не так. Методы, безусловно, присутствуют, но негативного воздействия не оказали.

Алтай – там сильный национальный фактор.

Местные «коренные» жители Алтая – хотя теперь коренные жители Алтая как раз русские – так вот, местные компактные народности очень хотели видеть среди кандидатов хотя бы одного представителя, так скажем, «коренных». Но их там не было, и считалось, что это вызовет серьезный негатив со стороны части электората. Но не вызвало.

Ставрополье – там на входе отсутствовал элитный консенсус, были претензии к команде губернатора у правоохранительных органов.

Были к губернатору претензии со стороны населения по поводу наводнения. Но в ходе кампании губернатор провел блестящую работу над ошибками, добившись элитного консенсуса и выстроив диалог с населением. Реально удалось поменять все что можно – негатив обратить в позитив.

Регионы, вызывающие наибольшие опасения – Липецкая область и Калмыкия.

Основные проблемы, связанные с этими двумя регионами – они не в том, что население не проголосовало бы за этих кандидатов, наоборот. Хасикова население не то, что боготворит, но относится позитивно – в отличие от бывшего главы республики Орлова. От него ожидают, что он всколыхнет республику, которая погрязла в болоте. Артамонов в Липецкой области же на волне антиистеблишментской кампании имеет поддержку населения порядка 60%.

Но и там, и там есть серьезнейшие интересы местных элит, которые обычно очень консолидированно выступают на выборах.

И в случае, если эти местные элиты все же будут иметь мотивацию – они могут сделать все, чтобы эти главы не избрались в первом туре. Для того, чтобы сделать их обязанными старым элитам. Это нормально, когда у регионов есть проблемы – когда назначают новых людей или когда надо что-то исправлять. Но везде, кроме Калмыкии и Липецка, удалось с этим справиться. Но и «убрать» элиту нельзя – с кем же тогда работать?

В Астрахани также был очень короткий старт кампании у Бабушкина, но ему удалось все удачно разрулить.

Хотя у него почти самая короткая кампания в истории получается – короче была только у Кожемяко, на две недели. А у Бабушкина – на две недели длиннее, чем у Кожемяко. Но все равно – там меньше трех месяцев, два с половиной месяца длилась его кампания.

– Какие факторы федерального масштаба оказали влияние на региональные кампании?
— Считается, что пенсионная реформа еще не вышла из повестки. Однако мне представляется, что это не так, что пенсионная реформа уже не является фактором, определяющим повестку. То есть, она немножко уронила рейтинги в прошлом году, стала причиной недовольства – но сейчас уже она не является частью повестки.

Экологические вопросы – где-то они работают, как в Архангельске или Ставрополье, или Калмыкии.

Но по большей части экологические вопросы не являются негативным фоном. В Липецкой области экологическая проблематика рассматривается как имманентная региону – из-за производства на Новолипецком металлургическом комбинате (крупнейшем в России – «Газета.Ru»). Но там обещают вместе с НЛМК поставить очистные сооружения. Этот фон есть, но он не является определяющим.

— А последние московские протесты?
— Повлияли ли они на что-то, кроме Москвы? Нет, они ни на что не повлияли. Смотрят на Москву из-за МКАДа и думают, что они там с жиру бесятся. Причем этот протест не вышел даже за пределы Бульварного кольца – даже, лучше, Садового. Для регионов протест стал доказательством того, что они там в Москве все «тю-тю».

Дальше. Геополитические факторы – никак не влияют.

Что бы ни происходило – даже что у наших соседей на Украине происходит, уже никого не волнует.

— Мусорная реформа?
— Да, это важный фактор жизни регионов. Возросло внимание к мусороперевозкам и тарифы на вывоз мусора. Мусор может утопить кандидатов в губернаторы, но если врио нормально работает, то он может этим воспользоваться и на позитив – как это произошло в Забайкальском крае. Там Чита просто утопала в мусоре, а Осипов пришел и немножко навел порядок. Владимиров увидел, что проблемы с мусором в Кавказских Минеральных водах, и там со всего Ставрополья организовали субботник – и решил проблему. Она особенно острой была для Пятигорска.

– А оппозиция как действовала в таких условиях?
— В целом мы видим, что кампании конкурентные. Если говорят о вторых турах, то это значит, что есть конкуренция, правильно? Та же Липецкая область – на выборы хотел пойти Шерин, он составлял очень жесткую конкуренцию губернатору, работал по его повестке. Но рейтинг у него был в два или три раза ниже, чем у ближайшего соперника, кандидата от КПРФ Токарева.

Имитацией конкуренции это назвать нельзя.

Или Сахалин – жесточайшая кампания КПРФ против губернатора Лимаренко. Ну, надо сказать, что он справился с этим вызовом – хотя коммунисты устроили такую, хорошую кампанию. В Башкирии Хабиров поставил против себя семерых кандидатов – это уникальная ситуация. Муниципальный фильтр был разделен поровну. Результат у него будет пониже, потому что трудно с таким количеством конкурентов показать результат под 90%.

Санкт-Петербург – Бортко вел активную кампанию, а потом взял и удивил всех своим же уходом.

Он был сильным конкурентом, пока у него не произошли эти «необратимые изменения сознания». Где-то кандидат от КПРФ не пошел – как было в Забайкальском крае. Но он там сам не хотел идти – собрал подписи по муниципалитетам, но по территориальному распределению не стал. Ему надо было выдвинуться, но не участвовать – чтобы не проиграть.