Не выдержало сердце: кандидат в депутаты умер в день голосования

В Волгограде кандидат от КПРФ умер после обхода участков на выборах

В Волгограде в день голосования в местную областную думу скончался кандидат от КПРФ, офицер запаса Вадим Чистяков. Кавалер ордена Мужества, он умер в результате остановки сердца. Его однопартийцы рассказали, что приступ произошел во время полемики с членами избирательной комиссии. Выпускник танкового училища, 20 лет прослуживший в армии, полковник хотел продолжить путь многих российских военных, пошедших в политику.

В единый день голосования, 8 сентября 2019 года, в Волгограде умер кандидат в местную областную думу от КПРФ Вадим Чистяков. Об этом журналистам рассказал секретарь Волгоградской областной избирательной комиссии Анатолий Ярлыкин.

Как сообщили местному телеканалу V1.RU в обкоме КПРФ, инцидент произошел во время планового объезда кандидатом избирательных участков.

«На одном из них он начал спорить с членами участковой избирательной комиссии, доказывать, что на участке есть нарушения. В какой-то момент ему стало плохо, вызвали скорую, но спасти его не удалось»,

— добавили коллеги покойного.

Председатель ЦК КПРФ, депутат Госдумы Юрий Афонин отметил, что Чистяков «обнаруживал и пресекал многочисленные нарушения — недопуск наблюдателей, карусели». «Заряженные председатели УИК вели себя нагло, хамили. Полковник очень нервничал», — указал Афонин.

Его однопартиец, депутат Михаил Таранцев поделился с местными СМИ, что ранее политик жаловался на сердце. До своего юбилея Чистяков не дожил буквально несколько недель: в конце сентября ему должно было исполниться 50 лет.

Чистяков был кандидатом в областную думу Волгоградской области. Полковник запаса, выпускник Казанского высшего военного танкового командного училища, он прослужил в Вооруженных силах РФ более 20 лет. Во время воинской службы он был награжден орденом Мужества и медалью «За отвагу». Чистяков был первым в списке региональных коммунистов на выборах в областную думу. Ранее военный выдвигался в депутаты в 2014 году, но проиграл.

В резюме сам Чистяков характеризовал себя как «думающего руководителя». «Руководство коллективом до 600 человек, планирование мероприятий повседневной деятельности, организация взаимодействия, охранные мероприятия, контроль», — так он описывал свои профессиональные навыки.

Идя в политику, Чистяков продолжал путь многих российских военных. Тенденция на участие бывших военнослужащих в политическом процессе началась в середине 1980-х годов. Многие из них становились народными депутатами, так как общество видело в них альтернативу партийным чиновникам.

«Шлюзы» открылись во времена перестройки, когда на фоне либерализации общественной жизни военные стали более открытыми для политического представительства. «Я убежден, что если армия — органичная часть народа, а в СССР это так, то нельзя армию лишать политических прав», — такое мнение в интервью либеральным «Московским новостям» выражал в 1989 году даже известный своими консервативными взглядами министр обороны Дмитрий Язов.

В те времена в правом и левом лагере появились свои трибуны из числа недавних армейских отставников. Ни один из демократических митингов не обходился без подполковника Виталия Уражцева, лидера Союза защиты военнослужащих «Щит». На радикально левом фланге тон задавал генерал-полковник Альберт Макашов, который закончил военную службу в должности заместителя командующего одного из округов.

Военное прошлое полковника ВВС, вице-президента России Александра Руцкого помогло первому президенту Борису Ельцину привлечь голоса военных, а в 1991 году военная выучка офицера помогла организовать оборону Белого дома.

Cудьба другого генерала-политика, впоследствии секретаря Совета безопасности Александра Лебедя, сложится трагически. Финалом политической карьеры генерала, который станет в 1996 году кандидатом в президенты, будет пост губернатора Красноярского края.

В 2002 году Лебедь погибнет во время крушения вертолета.

Военный обозреватель, полковник в отставке Виктор Литовкин в разговоре с «Газетой.Ru» объяснял, что многие российские военные не смогли стать профессиональными политиками, так как не обладали навыком политических коммуникаций и «привыкли опираться на административные меры воздействия».