Пенсионный советник
«Боюсь бумажек»: что Серебренников сказал о деньгах

Кирилл Серебренников рассказал, на что тратились деньги Минкульта

,
Реальные зарплаты сотрудников «Седьмой студии» не соответствуют тем, что были указаны в отчетности. Об этом в Мещанском суде заявил режиссер Кирилл Серебренников. Он также рассказал, что над проектом «Платформа» работали десятки людей — все они получали зарплату наличными под расписку. У организации не было нормативных актов, так как она является инновационной, заявил режиссер.

«Панически боюсь и не понимаю бумажек»

Мещанский суд Москвы продолжает рассматривать дело «Седьмой студии», сотрудники которой обвиняются в хищении средств, выделенных государством на проект «Платформа». Накануне суд зачитал фигурантам обвинительное заключение. Все они отказались признавать вменяемую им вину.

Реклама

Режиссер Кирилл Серебренников начал давать показания по делу — он рассказал суду, как был задуман и согласован с Министерством культуры проект «Платформа», а также чем именно он и другие обвиняемые занимались в «Седьмой студии».

8 ноября Серебренников продолжил выступать в суде. На заседание он пришел в футболке с цитатой из пушкинского «Фауста» — «Все утопить».

Режиссер перечислил актеров, которые работали над проектом «Платформа», получали зарплату и гонорары за каждый спектакль. По словам худрука «Гоголь-центра», в «Седьмой студии» работало много людей, отвечающих за техническую составляющую процесса. Он перечислил десятки должностей, среди которых стейдж-менеджер, осветитель, оператор светового пульта и звукорежиссер.

Эти люди были привлечены к работе по личной просьбе Серебренникова. Он объяснил, что все проекты «Платформы» были инновационными и поэтому сложными в исполнении. Режиссер заявил, что зарплату технические сотрудники получали наличными под расписку.

«Я не знаю, были ли они устроены в АНО «Седьмая студия». Они точно работали на «Платформе», они точно получали деньги. Как только была задержка зарплаты, я сразу узнавал. Приходили люди, говорили, что хотят есть», — заявил Серебренников.

Он отметил, что на «Платформу» также приглашались российские и зарубежные художники, которые не находились в штате «Седьмой студии». «Мы сделали порядка ста разных мероприятий — спектакли, концерты, медиафестивали высочайшего уровня. Для того, чтобы это состоялось, мы приглашали сторонних специалистов», — сообщил подсудимый. Он привел в пример музыкантов Алексея Паперного, Васю Обломова и рэпера Noize МС.

Все они приглашались на проекты либо Серебренниковым, либо кураторами проекта. Размеры гонораров определяли генпродюсер (то есть Алексей Малобродский) и исполнительный продюсер каждого мероприятия.

Как производились выплаты, Серебренникову неизвестно, однако он знает о задержках, так как ему лично приходилось звонить и извиняться перед людьми.

Подсудимый подчеркнул, что каждая постановка «Платформы» — это уникальный проект, в котором важна предельная точность исполнения. По его словам, ключевую роль играли стейдж-менеджеры — люди, которые находятся за сценой и следят за техническим процессом: подачей микрофонов, включением света и передвижением декораций. Самая сложная работа была у сотрудников видеоотдела. Серебренников отметил, что профессиональная съемка велась во время всех перформансов, также производилась техническая запись проектов.

«Километры пленки не отсматривал, но нам нужно было зафиксировать все, что делалось в рамках «Платформы», — добавил Серебренников.

Он также рассказал о работе костюмеров, администраторов и пиар-директора «Седьмой студии». «Задача была сделать проект известным за достаточно быстрое время. Развеску баннеров мы себе позволить не могли. Мы использовали соцсети. Чтобы раскрутить проект, мы обращались к разным специалистам — от частных до пиар-агентств», — сообщил режиссер.

Так как «Седьмая студия» является инновационным проектом, у организации не было никаких нормативных актов, продолжает Серебренников. «Штат определялся мной и генеральным продюсером опытным путем. Он формировался в течение многих лет», — отметил он.

Постоянно в «Седьмой студии» работало более 60 человек, сообщил режиссер. Он перечислил имена кураторов различных направлений, а также назвал имя кассира организации Ларисы Войкиной.

Далее адвокат Серебренникова попросил судью зачитать штатное расписание «Седьмой студии», датированное 2011 годом. Из него стало известно, что в штат «Седьмой студии» входили пять человек. Их зарплаты колебались в районе 15-35 тыс. рублей. При этом художественный руководитель получал 70 тыс. рублей, а генеральный продюсер — 35 тыс.

По словам Серебренникова, реальное число работников не соответствует представленному документу, так как в то время «Платформа» уже «работала вовсю».

Суд изучил штатное расписание организации 2014 года — в нем числятся уже шесть сотрудников. Подсудимый вновь заявил, что эта цифра не соответствует фактическому числу работников. «К этому году у нас было уже огромное количество людей», — объяснил режиссер. Почему данные из штатных расписаний не отражают реальное положение дел, Серебренников объяснить не смог.

Он также отметил, что на должности худрука получал 100 тыс. рублей, а не указанные в документах 75 тыс. рублей. Генпродюсер также получал иную сумму, добавил режиссер.

Серебренников заявил, что в 2011 году не занимался подготовкой контракта на выделение государственных средств «Платформе». «Я на самом деле не участвовал в подготовке документов и бумажек, потому что я в этом ничего не понимаю и панически их боюсь. Любые бумаги, которые мне приносят, вызывают у меня паническую атаку», — констатировал он.

По его словам, составлением договора занимались люди, «которые в этом что-то понимают». «Субсидии начинались позже, чем проект должен был запуститься. Мы давали свои деньги. Как я понимаю, госконтракт нужен был, чтобы запустить «Платформу», — объяснил Серебренников.

Суд объявил перерыв в рассмотрении дела и заявил, что процесс продолжится 9 ноября, в 10:00.

«У прокурора сломался принтер»

За день до этого, 7 ноября, в Мещанском суде прошло первое заседание по делу о хищении государственных средств «Седьмой студией». Фигуранты дела — режиссер и худрук «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, бывший генеральный продюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский, ее экс-директор Юрий Итин, бывшая сотрудница Минкульта Софья Апфельбаум и экс-генпродюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова, которая на данный момент не проживает в России и находится в международном розыске.

Никто из фигурантов дела не признал свою вину в мошенничестве на сумму 133,2 млн руб., кроме бывшего бухгалтера «Седьмой студии» — Нины Масляевой. Она заключила сделку со следствием, дав показания на бывших коллег. Ее дело будет рассмотрено в отдельном производстве, в суд оно еще не передано.

«Это обвинение не просто абсурдно. Ты вроде понимаешь все слова, но связать их воедино и понять их смысл не можешь. В какой-то момент я подумал, что у прокурора сломался принтер и он много раз распечатал одно и то же», — заявил Серебренников в суде.

Малобродский в свою очередь заявил, что ему до сих пор непонятно, в чем его обвиняют. «Я не понимаю, какое именно хищение, какой суммы и когда я совершил, чьим доверием я злоупотребил или кого обманул. В материалах дела нет внятного ответа на эти вопросы», — сказал он.

Апфельбаум сообщила, что в обвинении нет ее показаний. «Решение о форме проекта «Платформа», о размере поддержки принимала не я, а руководство министерства. Проект неоднократно проверяла Счетная палата, никаких претензий не было», — объяснила она.

СК и гособвинение признали, что все мероприятия, которые должна была реализовать «Седьмая студия» на выделенные из бюджета деньги, действительно были проведены. Однако, согласно обвинительному заключению, Серебренников и Итин «создали устойчивую сплоченную организованную группу» с корыстной целью хищения средств, а также вовлекли в нее остальных фигурантов дела. «В Министерство культуры они предоставляли финансовые и творческие отчеты с заведомо недостоверными сведениями», — заявил прокурор Олег Лавров.

Также на заседании 7 ноября суд признал Серебренникова, Малобродского, Итина и Апфельбаум ответчиками по иску Министерства культуры, которые требуют взыскать с подозреваемых 133 млн рублей. Ни подсудимые, ни их адвокаты не согласились с этим решением. Адвокат Малобродского Ксения Карпинская заявила, что следствие и Минкульт разошлись в оценке суммы ущерба: на предварительных слушаниях сообщалось, что у ведомства претензия не на 133 млн, а на 39 млн рублей.

Отметим, что министр культуры Владимир Мединский 8 ноября назвал Серебренникова «ярким режиссером». «Его театр был во многом инновационным и очень интересно устроенным, хотя у него были свои как сторонники, так и противники», — сказал глава ведомства журналистам.

По словам Мединского, все время, пока шло следствие, он пытался «не давать никаких характеристик людям, которые оказались в очень непростом положении». «Потому что, что бы мы сейчас ни говорили — активно в поддержку обвиняемых или наоборот, в осуждение их, (это) будет рассматриваться только под одним углом — как оказание давления на суд. Тем более в момент, когда идут судебные заседания, никакой доброй службы это никому не составит», — цитирует министра РИА «Новости».

Что касается судебных заседаний, то глава Минкульта призвал дать возможность суду «объективно, без давления, без истерики спокойно разобраться».

Из-за чего судят сотрудников «Седьмой студии»

Напомним, что дело «Седьмой студии» было заведено в мае 2017 года. Следователи обвинили Серебренникова и других участников организации, созданной режиссером и студентами его курса в МХАТ, в хищении бюджетных средств в период с 2011 по 2014 год. Сумма была выделена Министерством культуры на развитие театрального проекта «Платформа».

23 мая следствие провело обыски в доме Кирилла Серебренникова. Также они были проведены в «Гоголь-центре», школе-студии МХАТ и на «Винзаводе». На следующий день, 24 мая, были задержаны экс-директор «Седьмой студии» Юрий Итин и бывший бухгалтер Нина Масляева.

В средине июня силовики задержали экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского, который раннее работал генеральным продюсером «Седьмой студии».

22 августа был задержан и сам Кирилл Серебренников — это произошло в Санкт-Петербурге, где он работал над съемками фильма «Лето». Режиссеру предъявили обвинение в мошенничестве в особо крупном размере.

26 октября обвинения были выдвинуты Софье Апфельбаум, которая возглавляла департамент господдержки искусства и народного творчества Министерства культуры. По данным следствия, она находилась в сговоре с главой «Седьмой студии» и занималась подтверждением «черной» финансовой отчетности.

В январе 2018 года СК завершил расследование уголовного дела и официально предъявил обвинения участникам «Седьмой студии». 17 июля 2018 года Басманный суд Москвы обязал Серебренникова ознакомиться с материалами дела до первого сентября. Позже они были направлены в прокуратуру, а затем в суд.