Онлайн-интервью

«Инициатива строительства храмов идет снизу»

Глава департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы ответил на вопросы читателей «Газеты.Ru»

__is_photorep_included7834673: 1
В редакции «Газеты.Ru» состоялось онлайн-интервью с Антоном Кульбачевским — главой департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы. Он рассказал, что надо сделать, чтобы посадить белую березу под своим окном; будет ли столичный воздух пахнуть сероводородом в ближайшем будущем; введут ли обязательный раздельный сбор мусора; будет ли платный въезд для автомобилей в центр города; что делать с дворниками, стригущими газоны «под ноль»; удастся ли пересадить москвичей на общественный транспорт и зачем нужна Экологическая стратегия Москвы до 2030 года.
Задайте свой вопрос
Вопросы с ответами
Все вопросы читателей «Газеты.Ru»
Начало трансляции: 21 октября 2015 в 14:00
Газета.Ru

— Начинаем наше онлайн-интервью. Сегодня в гостях у редакции «Газеты.Ру» глава департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Антон Олегович Кульбачевский. Здравствуйте, Антон Олегович.

— Здравствуйте.

Наталья Корчина

— Почему у нас зимой так грязно? В Торонто много снега, но там можно ходить в белых брюках. В Мюнхене бывает снег, но он остается белым, а обувь — чистой. Почему в Москве с ноября по апрель все машины покрыты грязью, жидкость для стекол становится главным предметом покупки, и пешеходы тоже ходят по коричневому месиву?

— Много причин. Вопрос хороший, он лежит всегда в плоскости особенно нашей зимней истории, всегда люди задают этот вопрос зимой. Потому что я сам, родившись в Москве, прожив здесь уже почти 48 лет, я тоже замечаю, что у нас в городе машины пачкаются намного быстрее по сравнению с другими городами. Я сам являюсь автолюбителем, перемещаюсь по городу — больше в выходные дни — на электромобиле. Но «дворники» у него тоже есть, и, конечно, они забиваются. Определенная проблема есть. Попробую назвать несколько причин.

Первая причина — эта грязь появляется из-за слякотной погоды. У нас весной снеготаяния, зимой снег выпадает, осенью много переходов через ноль — то на минус, то на плюс. За день несколько раз выпадают то осадки, то снег с дождем. Такие уж у нас в регионе метеоусловия. Поэтому если Москву сравнивать, допустим, с какими-нибудь другими регионами или другими городами, где присутствует, например, морской климат, как тот же Санкт-Петербург или Нью-Йорк, то надо учитывать эту разницу. Наши климатические условия способствуют образованию этой грязи и слякоти. Это первое. Здесь мы ничего не сделаем, здесь Господь Бог нам дал это в данность. Бороться с метеоусловиями мы пока еще не научились.

Второе — это почва. У нас газоны до практически современного момента не были понижены. То есть речь идет о том, что бордюрный камень должен быть чуть-чуть выше, чем уровень газона, чтобы вода, которая стекает непосредственно с газона на дорогу, попадала в систему поверхностного водоотведения. Но ни в коем случае не попадала на асфальт. А у нас очень часто эта грязь попадает вместе с осадками, со сливом на дорожную сеть. С колес машин летят брызги на кузова со всеми вытекающими последствиями.

Еще одна причина, которая, на мой взгляд, является, наверное, одной из основополагающих, — это реагенты. То, что мы применяем реагенты для очистки улиц и тротуаров, особенно в период обильных снегопадов, ни для кого не секрет. Они тоже вносят вклад. Снег, смешиваясь с реагентом, превращается в бурую массу. После снегопада вывозится где-то 80% снега с улиц, а часть снега все-таки остается на дорогах. А машины с реагентом работают и во время снегопада. Это все в итоге появляется на кузовах машин. Получается так: снег-то убирают только ночью, когда нет, скажем так, пика нагрузки на улично-дорожную сеть. А во время часа пик, когда идет снегопад, просто реагент высыпается — и все, тут убирать снег невозможно, потому что все дороги забиты машинами.

И еще одна причина — у нас автотранспорт загрязняет атмосферу не только выхлопными газами, которые из выхлопной трубы выходят, но и стачивает корд резиновый об асфальт. То есть появляется асфальтовая крошка. Сама по себе она вредна, потому что это химия, все это знают, в ней практически вся таблица Менделеева присутствует. Получается такая пыль, которая может подниматься где-то на метр от дорожного полотна. Если вы замечали, допустим, вроде сухая погода, той же зимой, реагентов нет, солнце светит, а какая-то поземка идет на дороге, как пыль. Вот это как раз и есть эти мелкие взвешенные частицы пыли.

Многие города — в Токио сейчас мэр (Москвы Сергей Собянин. — «Газета.Ru) полетел как раз — они избавились от этой пыли очень просто: они просто отменили шипы, запретили шипы применять непосредственно на токийских улицах. Чуть-чуть поработали над качеством асфальтового покрытия в городе. То есть стали применять более твердые покрытия, они меньше стачиваются при трении с шинами.

Ну и самое главное — еще они выработали требования непосредственно к автомобильным покрышкам. То есть японец может купить, скажем так, покрышки только из натурального каучука. Чего, конечно, пока о нашем рынке покрышек не скажешь. У нас со всего мира нам везутся в основном с добавками, то есть синтетические каучуки, которые в том числе обладают довольно-таки серьезной вредной формулой. Вот эта пыль — от шин, стачивающихся об асфальт. Потом здесь еще добавляются асфальтовая крошка, резиновая крошка и асбест от тормозных колодок. И все вместе дает такой эффект.

Еще раз говорю, с этим можно бороться, и мы на самом деле с этим боремся. Но сказать, что, допустим, в этот зимний сезон мы полностью сможем этот неприятный эффект устранить до конца, — нет. Думаю, что еще пройдет несколько лет... На мой взгляд, конечно, наверное, страшно от шипов отказываться в городе. Опять же, это не предложение, это рассуждение. Я предлагаю делать и не говорю, что это будет введено в ближайшее время. Но вот как одна из мер, которую наши коллеги японские применили.

Газета.Ru

— Антон Олегович, вот вы говорите, что все-таки одна из основных причин — это реагенты. И мы сами видим: зимой едешь — приятно, снежок только выпал, и тут начинается вот эта страшная грязевая каша. Что делать: менять реагенты? Можно с этим как-то реально бороться, чтобы Москва не была такой загаженной зоной?

— Как показывает практика, когда мы применяли песчано-гравийные смеси, еще с советских времен, когда машин было намного меньше, грязи было намного больше. И мы бы еще получили проблему, потому что песок и гравий, гранитная крошка — они, в любом случае, попадают в систему ливневки, поверхностного водостока, и его забивают.

Одно время в 90-е годы в Москве, еще по аналогии с советским прошлым, применялись и песок тот же самый, и гравий, и щебенка. В какой-то момент в середине 2000-х отменили применение на тротуарах реагентов. Потому что раньше не было тротуарного реагента. Был обычный реагент, которым поливали основную магистраль и тротуар. Это, конечно, было не совсем приемлемо. Потому отказались вначале от тротуаров, стали гранитную крошку туда сыпать. Она создала кучу проблем, в том числе повысила травматизм на наших улицах. Потому что в какой-то температурный режим она на самом деле дает хорошее сцепление и уменьшает скользкость, а в какой-то период, наоборот, она ее увеличивает, прилипает к подошвам обуви, и зачастую становится еще больше скользко. Также гранитная крошка забивает эскалаторы метрополитена, а даже ремонт одного эскалатора, как правило, в копеечку обходится для городского хозяйства. Поэтому когда у нас зимой начинают эскалаторы останавливаться, это, конечно, ЧП. Это проблема, она реальная и может привести и к другим последствиям. Но прежде всего это, конечно, проблема травматизма на дорогах.

Правительство Москвы все время их (реагенты) совершенствует. Но здесь вопрос в том, что любое усовершенствование реагента, как только мы, допустим, начинаем работать над его химическим составом, например, чтобы он при перемешивании со снегом не менял цвет на коричневый или черный, приводит к удорожанию реагента. Будем просто его закупать как золотой. То есть это все равно что посыпать какими-то очень дорогими веществами улицу. Да, он (реагент), наверное, будет работать очень хорошо и будет кругом чисто, но пока мы себе такого позволить не можем.

На мой взгляд, вот те реагенты, которые с 2011 года применяются в городском хозяйстве и которые прошли экологическую экспертизу федерального уровня, лучше пока еще аналогов в мировых мегаполисах, в том числе в северных. Я не видел более чистых. Где-то различные механические методы применяются, где-то, где очень много снега, он просто утрамбовывается. Москва сейчас не может этим похвастаться. Поэтому Торонто белее. Потому что в Торонто этот снег практически не убирается, ни с газонов, ни с тротуаров. Он, конечно, расчищается. И в основном все скандинавы, а также канадцы — они идут по этому пути, смешивают снег, трамбуют. То есть асфальт как таковой, живой вы увидите только весной. Чистого асфальта нет. Они этот снег утрамбовывают, смешивают его с гранитной крошкой. И получается такое как бы покрытие. Покрытие естественное. У них не бывает таких оттепелей, как у нас. В Торонто средняя температура зимой — минус 18. А минус 15 у них уже считается тепло. Но доходит и до минус 30. Это держится в течение двух месяцев. Вот под такой режим можно, в принципе, подстроиться. И мы в Москве, если бы у нас были такие зимние режимы, мы бы, по крайней мере, обеспечили всех желающих белым чистым снегом.

Газета.Ru

— В этом году как раз ожидаются резкие перепады температур.

— А у нас сейчас все зимы такие. К сожалению или к счастью, я не знаю, не мне судить. Мне кажется, климат меняется, в любом случае, это надо признать. И он же не меняется резко, он меняется постепенно.

Газета.Ru

— На экологии Москвы как отражаются такие перемены климата? Есть ощущение, что московские зимы стали значительно теплее. Может, не только за счет климата?

— Я с вами согласен. Я бы сказал, что для экологии Москвы еще будут вопросы на эту тему. Климат меняют, естественно, метеоусловия. У нас есть два понятия: благоприятные метеоусловия и неблагоприятные метеоусловия. Когда вот эта чехарда начинается, когда мы до 10 апреля ходим, а у нас еще холодно, минус, потом раз, пять дней прошло — и все, и +20, то и весны-то и не было вроде бы. Понятно, что все расцветает, но таких вот перепадов — вначале +5, потом +10, постепенных нет. Сейчас вот осень, вроде бы классическая осень, слава богу, и классическое лето было, холодное. Поэтому про 2015 год, можно, наверное, сказать, что это исключение из годов последнего десятилетия по метеоусловиям. 2010-й в Московском регионе вообще был, конечно, удивительный с точки зрения природных катаклизмов.

Мы из этого извлекли определенные уроки. Но еще раз говорю, такая чехарда (некомфортна), когда погода меняется, меняется климат, увеличивается количество дней с неблагоприятными метеоусловиями. Естественно, от этого страдают люди, появляется больше жалоб у людей, больше фобий. Потому что количество солнечных дней уменьшается. Наверное, лучше иметь все-таки как у Пушкина: «Мороз и солнце, день чудесный». Чтобы было минус 15, но сухо и комфортно, чтобы снежок блестел и хрустел. Либо когда все время вот эта слякоть. Конечно, она рабочему режиму тоже не способствует, не улучшает, скажем так, самочувствие.

Газета.Ru

— У меня маленькое уточнение по реагентам. Вы сказали, что они прошли экологическую экспертизу федерального уровня. А я помню, по-моему, в прошлом году был момент, когда надзорные органы — то ли МВД, то ли прокуратура — выяснили, что муравьиная кислота не имеет никакого антигололедного эффекта, но зато повышает цену реагентов на какой-то процент. Что-то можете сказать об этом?

— Я основываюсь на мнении экспертов, с которыми я сам лично общался. Ряд экспертов работают в нашем департаменте. Муравьиная кислота — это не придумка команды Сергея Семеновича Собянина, это московское нововведение, еще во время Лужкова. Лужков был сам выходец из химической промышленности, очень любил химиков, и его они окружали. Была целая команда химиков, которая Лужкову те или иные управленческие решения подсказывала. И вот когда город устал применять песчано-гравийные смеси для очистки улиц и площадей, он обратился к этим химикам. Эта история подтверждается документами.

Муравьиная кислота, так называемый формиат натрия, — это соли муравьиной кислоты. Они улучшают плавление снега и уменьшают (негативное) воздействие других химических элементов, которые входят в реагенты. Скажем так, нейтрализуют их. А основная задача такая: расплавить снег при минусовой температуре, при этом тепло еще выделяется. Эффект, в любом случае, есть, и он подтвержден различными исследованиями, в том числе московскими.

И опять, если мы к реагентам возвращаемся, Стокгольм начал уже постепенно в экспериментальном виде (использовать наш опыт). Заинтересовались скандинавы нашими реагентами. Осло, Хельсинки, Стокгольм — вот в прошлом году ездила делегация, мой заместитель ездил и департамент ЖКХ. Вот они попросили, чтобы мы... не поделились, а просто хотят опробовать. Потому что у них тоже эта проблема существует. Она существует во всех северных городах, и не везде она решена.

Вот если сравнить снегопад в Нью-Йорке и в Москве, просто провести сравнительный анализ и отзывы, то в Нью-Йорке стоит все на протяжении нескольких дней. А в той же самой Канаде жители настолько привыкли к заснеженным зимам, что они просто не ездят на автомобилях. Там не всегда возможно даже выехать из гаража, так заваливает сильно.

Евгений

— В Москве в зимний период используется избыточное количество реагентов. В нашем районе (52-й мкрн Марфино ) ГБУ «Жилищник» в зимний период сваливает снежные кучи, пропитанные реагентом, в те самые места, где недавно высадили новые деревья по программе «Миллион деревьев». Примечательно, что деревья и кусты на этих местах там были и ранее, но оказались выжжены за зиму реагентом. Можете ли вы помочь умерить использование реагентов во дворах и на улично-дорожной сети в Москве?

— Помимо того что химический состав реагентов прошел экологическую экспертизу, есть такая технология зимней уборки улиц и площадей города Москвы, она тоже прошла экологическую экспертизу. В ней рассказан порядок, то есть прописана дозировка, в какую погоду и в каких условиях тот или иной реагент применяется, в какой дозировке он высыпается, как он рассыпается. То есть все рассчитано на самом деле. Разрабатывали ее в том числе автодорожные институты, федерального уровня институты, не московские. Это серьезный научный труд, где расписана практически вся процедура.

А вот в Кодексе об административных правонарушениях Москвы есть ответственность за нарушение технологии зимней уборки. То есть, если грубо, машина не там поехала или реагент насыпали на ту территорию, на которой запрещено его применять. У нас такое тоже бывает. Допустим, в парках запрещено сыпать реагенты, а иногда сыпят. Потому что не знают, как там тропинки чистить. Асфальт еще можно механическим способом счистить. А что делать с гравийной дорожкой либо просто тропинкой, не знают. Вот и есть какие-то люди, которые думают: ну, я насыплю чуть реагента, станет легче. Опять же, не со зла это все делается, а с точки зрения безопасности пешеходов. Не в том логика, чтобы там высыпать весь реагент зимой, который закупили, чтобы на следующий год закупить больше. Это иногда жителям может так показаться. Такой логики точно нет. Если зима малоснежная, реагент закупается, а его излишки переходят потом на следующий год. Опять же, прогнозы мы тоже смотрим и как-то пытаемся прогнозировать закупки. Так вот, за нарушения предусмотрена ответственность, штраф серьезный. На организацию — 300 тыс. руб., на должностное лицо — 50 тыс. Когда технология нарушается, то можно транспортное средство оштрафовать либо ОАТИ (Объединение административно-технических инспекций).

Также есть экологическая статья. К экологическим нарушениям относится и складирование снега на газоне, тот пример, о котором вы говорите. Мы отслеживаем это сейчас, подключились активно через портал «Наш город». В прошлом году декабрь был не очень снежный, а основные снегопады начались в январе, как раз на новогодние каникулы. Наверное, помните, какие были завалы? Мы тогда отработали 1600 жалоб. Это, в принципе, очень большой объем. Причем из них где-то, наверное, 10% не подтвердилось. Все остальные были реальные жалобы. Например, по поводу того, что дворники, убрав тротуары на дворовых территориях, временно складируют снег, перемешанный с реагентами, на газонах. Все лица были привлечены к административной ответственности. Оштрафованы, наказаны. К определенным нерадивым подрядчикам применялись дисциплинарные меры.

В эту зиму мы эту тему будем продолжать. Причем еще раз говорю, здесь мы полностью опираемся на народный контроль. Вот, к примеру, в позапрошлый период эта тема не отрабатывалась через портал «Наш город», и у нас было всего лишь 200 жалоб. Это те люди, которые смогли до нас достучаться, написать официальную жалобу — либо на наш сайт, либо обратиться на «горячую линию». Вот насколько интернет-ресурс расширяет картину и возможности.

Сейчас мы еще совместно с департаментом ЖКХ для «Жилищников» устраиваем наподобие мастер-классов. Это даже не курсы. Собираем всех, кто отвечает за применение реагентов, в управах, в округах, в одной аудитории. Выходит лектор и доступным, понятным языком, в формате «вопрос – ответ» рассказывает, как на самом деле нужно делать, что для чего делается, чтобы люди все понимали.

Елена

— Уважаемый Антон Олегович, какова позиция департамента природопользования по отношению к застройке городских парков храмами шаговой доступности? Не уменьшаются ли таким образом «зеленые легкие» Москвы, не повышается ли экологическая нагрузка?

И еще один вопрос касается инициативы «Общероссийского народного фронта» о создании «Зеленого щита Москвы и Подмосковья». Она, как известно, набрала необходимые 100 тыс. голосов и теперь должна быть направлена в экспертную рабочую группу федерального уровня. Вопрос в том, насколько это реализуемо: не секрет, что зачастую граница между Москвой и областью проходит по улице: дом 50 — еще Москва, дом 52 — уже область, а дом 54 — вообще завод. Будет ли Москва участвовать в этом предприятии? Сколько времени займет устройство подобного щита?

— Хороший вопрос. У нас озелененная территория — это градостроительная норма. В населенном пункте, неважно, мегаполис ли это, деревня, сельское какое-то поселение, около 40% территории, по Градостроительному кодексу Российской Федерации, должно быть озеленено, 60% может быть застроено. Вот если взять нашу с вами столицу, у нас 54,5% озелененных территорий, это в Старой Москве, о Новой даже не говорю. И застроено из них, получается, 45%. По этому нормативу мы уже проходим.

Озелененные территории делятся на три категории. Первая категория — дворы, междворовые пространства — практически законодательством природоохранным не защищаются. Там могут быть зеленые насаждения, а может быть еще какая-то инфраструктура. Но они не закатаны в асфальт — значит, они уже работают на экологию.

Есть самая защищенная категория — это ООПТ (особо охраняемые природные территории), на них храмы были построены еще в XIX – начале XX века, если мы берем, допустим, какие-то усадьбы.

И есть категория как бы между ними — это природный комплекс (ПК). Сейчас, когда мы говорим о храмах, мы говорим именно о природном комплексе. Градостроительный кодекс не запрещает строительство в ПК, главное, чтобы незастроенными остались 40%.

Программа «200 храмов», понятно, призвана увеличить количество православных храмов. Мэр еще в 2012 году принял решение, что правительство Москвы в этом никакого участия не принимает. Это инициатива снизу, которая оформляется верующими жителями. Они выходят на муниципальные собрания и принимают решение, строить ли храмы и сколько их нужно.

Если ПК переводится в территорию ограниченного пользования, в нем можно уже строить детские сады, школы, в том числе культурно-просветительные учреждения и религиозные. Еще раз подчеркну, что с точки зрения федерального и московского законодательства, когда в ПК размещаются храмы, это не противозаконно. То есть я, как человек, который непосредственно должен стоять на страже зеленых насаждений, следить, чтобы у нас не уменьшались озелененные территории, в этом смысле я возразить не могу.

Газета.Ru

— Земля-то городская при этом. Та же самая Торфянка — она же городу принадлежит. То есть как-то выделяются участки.

— В любом случае, инициатива идет от жителей, снизу. Это не Ресин, как его любят обвинять, приехал и сказал: здесь будет храм. Не так несколько. Просто, в любом случае, у любого процесса есть противники и сторонники.

Газета.Ru

— Сколько жителей должно быть, чтобы храм построили? Один житель придет — значит, будут строить храм? Мы видели по митингам, что люди выходят противостоять строительству. Но возникает ощущение, что московские власти прислушиваются только к тем, кто «за».

— Я видел много митингов, когда люди выступали за строительство. И тоже у меня были такие же эмоции. Если мы берем случай с Торфянкой, то это единичный случай. Храмы-то строятся, участки выбраны, и никакого шума нет. Просто где-то нашла коса на камень. Я думаю, что где-то недоработали местные власти. И в этом нет ничего такого зазорного, я никого не критикую, ни в коем случае. Надо было, может быть, более внимательно посмотреть, изучить общественное мнение всего лишь. Зачем раздувать из религиозной темы какие-то скандальные вещи? В Торфянке все равно же в конечном итоге решение было отменено под этим натиском, сейчас ищется другой участок. И он будет найден.

Патриарх, выступая на заседании координационного совета, посвященного программе «200 храмов», подчеркнул, что Русская православная церковь ни в коем случае не навязывает решения — если где-то народ не хочет возводить храм, то его там не будет. И мэр также сказал: ни в коем случае власть публичная, светская не должна на эти решения как-то влиять. Есть верующие, пусть они принимают решение. Мы уважаем все конфессии, которые у нас в Москве проживают и в стране. Поэтому, я считаю, должна быть и мечеть, и ступа буддистская. То есть люди с традиционным вероисповеданием для России должны, по крайней мере в шаговой доступности, иметь объекты, для того чтобы помолиться.

Назову некоторую статистику. Не знаю, почему православная церковь об этом не говорит. Если взять «200 храмов», то по моим, опять же, данным, около 100–130 участков, которые выбраны, к озелененным территориям вообще не относятся. Чтобы вы понимали, в чем там объем бедствия. Где-то около 70 храмов — я сейчас говорю приблизительно — могут быть размещены на озелененных территориях. Какие-то уже приняты решения. В этом случае площадь озелененных территорий не уменьшается. Если есть природный комплекс общего пользования, то храм на его территории занимает маленький участочек — от одного гектара до полутора. Вот грубо мы с вами говорим сейчас о ста гектарах московской земли, которая на самом деле никуда не пропадает из города, не уходит к каким-то черным риелторам, никто на ней не наживается. Потому что все храмы строятся на деньги верующих. Бюджет тоже не принимает участия. Да, земля стоит что-то, я согласен. А у нас озелененных территорий, просто из ста с небольшим — площадь Старой Москвы, 100 гектаров грубо. Даже если, опять же, в различных частях мы построим храмы, я не вижу никакой трагедии от этого, вот честно. По объемам это сколько? Меньше 1% получается или ровно 1%. Поэтому, на мой взгляд, этот вопрос раздут очень сильно. Я согласен, что ни в коем случае (на надо) доводить до примера, опять же, Торфянки. Еще раз говорю, перегревать ситуацию, особенно религиозную, — это не совсем в российском менталитете и не в менталитете российской власти.

Газета.Ru

— Антон Олегович, и вторая часть вопроса — про «Зеленый щит». Будет ли Москва участвовать в этом мероприятии?

— Начнем с того, что лесопарковый защитный пояс существовал еще с советских времен. Но запрещать там любые вырубки и любые работы попросту опасно, мы потеряем эти деревья. Сейчас объясню почему.

В конце 1941 года очень много лесов было вырублено в военных целях, для отопления, строительства всяких переправ. К 1947 году в Московской области, особенно в тех местах, откуда наступали немцы, лесов практически не осталось. И в период с 1947 по 1955 год были высажены новые деревья.

Сейчас этим лесам, получается, около 70 лет. В связи с тем что в основном это ели и сосны, да еще они находятся и в тяжелых условиях Московского региона, у них уже сейчас заканчивается срок продуктивной жизни. Грубо говоря, они уже переспелые. Плюс последние несколько зим были очень теплые, в лесах расплодился жук-короед, и даже начал слегка мутировать — есть не только старые, больные елки, но и здоровые, и молодые, и даже перекинулся на сосны и пихты.

При этом, согласно новому Лесному кодексу, в защитных лесах и так практически ничего нельзя делать. А если вырубки и разрешаются, например под строительство ЦКАД или газопровода, то обязательно должны быть компенсированы в том же объеме в границах субъекта.

Отмечу, что защитными лесами у нас считается не 70-километровый «зеленый щит» вокруг Москвы, а 1,8 млн гектаров из всех областных лесов, из, на секундочку, 2,5 млн гектаров в Московской области. Причем с 2000 года было принято только одно решение по изменению площади таких лесов в Подмосковье. Тогда исключили 100 гектаров. Все, больше площадь лесов не менялась.

Что касается инициативы ОНФ, то на законодательном уровне что-то добавлять, я считаю, не стоит, потому что, если мы что-то добавим, мы можем ограничить развитие региона. Не сможем использовать часть этой территории под государственные нужды: не под строительство коттеджей, а под строительство дорог, коммуникаций, газопроводов, линий электропередачи и так далее. Такого ни один мегаполис, ни один субъект не может себе позволить. Этой остановки развития не хотелось бы допустить. А вот усилить контроль и ответственность за те нарушения, которые имеют место, вот с этим мы полностью согласны, Москва поддерживает эту инициативу.

Татьяна Иванова

— Почему в других мегаполисах есть деревья на улицах — в Лондоне, Париже, даже Нью-Йорке, не говоря о Токио, а у нас якобы только в кадках можно, потому что под землей коммуникации. Что, в других столицах коммуникаций нет?

— Да нет, Татьяна, конечно, высаживать деревья сейчас можно, в том числе и в центре города. Это будет делаться не совсем в грунт. Будут делать насыпь, тумбу ставить, опять же. Без тумбы все равно не получится: если под землю уже нельзя уйти, значит, надо над землей полметра где-то высотой. Как пример, мы площадь Маяковского оформили. Вот там сейчас деревья будут высажены в том числе на коммуникации. Они там будут расти. В следующем году Садовое кольцо будет тоже озеленяться. И там мы будем высаживать деревья в грунт.

Иван Тихомиров

— Почему не обвить виноградом множество кошмарных стен и бетонных заборов, которых, увы, в Москве достаточно?

— Очень странно. Потому что Сергей Семенович еще в 2011 году дал команду всем префектурам, управам избавиться от страшных бетонных заборов и заменить их коваными оградами, так открывается более красивая пространственная перспектива. Конечно, мы совершенно не против их озеленять не только виноградом, но и декоративными вьющимися кустарниками. Мы сейчас такую программу запустили по школам, детским садам, по больницам. Опять же, в рамках программы «Миллион деревьев» увеличили диапазон. Мы не только дворы озеленяем, а в том числе дворы социальных учреждений. Вот там как раз сейчас эта тема пошла в самый рост. И очень многие школьные дворы, детские сады заказывают это. Мы предлагаем к высадке в своем буклете декоративные вьюны, они тоже присутствуют. То есть любой москвич, если есть ограда какая-то, допустим, во дворе, может помимо традиционных деревьев — липы, каштанов, кленов, кустарников сирени, бересклета, чубушника — заказывать в том числе и вьющиеся эти вот вьюны. Мы их можем закупать и высаживать по программе «Миллион деревьев». Всех призываю этим пользоваться.

Нелли Александровна

— Антон Олегович, здравствуйте! Когда перестанут стричь газоны под окнами под ноль и начнут их хотя бы изредка поливать? Уже через несколько дней трава высыхает, появляются проплешины. Люди кидают окурки, земля с торфом начинает дымиться, и потушить это никак нельзя! А ведь на газоны наверняка было потрачено много бюджетных рублей. Спасибо!

— В этом году через портал «Активный гражданин» мы запускали опрос, где предложили несколько вариантов кошения газонов во дворах. Выяснилось, что ни один двор не смог определиться, как часто у них следует косить траву, какими инструментами. Так что пока действуют нынешние правила, разработанные специалистами в области озеленения, они очень четко прописаны.

Другой вопрос, что не всегда эксплуатирующие организации, которые отвечают за двор, правильно свои регламенты выполняют. На этот случай есть портал «Наш город». Этим летом количество выявленных нарушений увеличилось в разы, равно как число оштрафованных лиц. В этом смысле мы тоже проводим учебу с ГБУ «Жилищник». Сейчас в каждом «Жилищнике» появился заместитель директора, который отвечает именно за ландшафт, за озеленение, то есть человек уже с образованием.

Максим Северин

— Не секрет, что самая главная причина загрязненного воздуха в мегаполисе — выхлопы от автомобилей. Ситуацию, наверное, немного исправил запрет на въезд чадящих грузовиков в центр города, платная парковка, переход на качественный бензин. Но все же этого недостаточно. Будет ли ограничен въезд автомобилей в город, хотя бы в его центр? Может, плата за въезд в пределы Бульварного или Садового кольца.

— Закон об охране атмосферного воздуха в том числе разрешает в субъектах Российской Федерации, в зависимости от загазованности, ограничивать въезд на те или иные территории, то есть эта норма закреплена.

У нас уже ограничен въезд с 2007 года в пределах Третьего транспортного кольца для грузовиков, которые соответствуют экологическим классам Евро-0 и Евро-1. В 2014 году было принято постановление правительства о том, что с 1 сентября 2015 года мы ограничим въезд грузовиков и автобусов по экологическим классам двигателя в пределы Третьего транспортного кольца и МКАД. Подчеркну, это коснется даже не частных автолюбителей, а именно крупных перевозчиков. Но в связи с тем, что у нас в стране разразился кризис, пока решили транспортные компании не подвергать такому испытанию, а перенести эту меру на 1 сентября 2016 года. Дальше какие-то нововведения по ограничению въезда пока не планируются.

Газета.Ru

— Еще была информация, что у нас хотели ограничить въезд в город машинам из других регионов. Насколько известно, собирались в прошлом году это вводить, и как раз кризис эту инициативу остановил.

— Города с ограничением въезда есть — например, в Пекине принцип «чет-нечет». Ты на машине можешь ездить, допустим, только два раза в неделю. Это работает, на самом деле. Но у нас про такие планы я не слышал. Думаю, такие ограничения вводить не будут.

Газета.Ru

— Скажите, а вот ограничения с парковкой, как я понимаю, тоже позитивно сказываются на экологии города. Как-то планируется дальше ужесточать в Москве ситуацию в этом плане?

— Я не работаю в департаменте транспорта и не со всеми планами знаком. Но мы летом проводили краудсорсинговый проект по экологической стратегии. И там практически единогласно 90% участников высказались за ограничительные меры. Я не говорю, что это все жители Москвы, но тем не менее.

Газета.Ru

— Где вы их находите, интересно, этих людей, которые все, связанное с автомобильными ограничениями, так активно поддерживают?

— Я вам более скажу. Если вы зависимы от перемещения на автомобиле, конечно, платная парковка вас будет первое время напрягать. Если вы перемещаетесь на общественном транспорте, а у нас 80% москвичей перемещается на общественном транспорте в ежедневном режиме. И общественный транспорт с каждым днем становится все более комфортным с каждым днем. То есть подвижной состав меняется, появляется кондиционирование...

Газета.Ru

— С кондиционированием беда, в новых вагонах довольно душно...

— Я говорю об идее. Что касается реализации — Москва же не сразу строилась, не все быстро делается. Но как эколог я в любом случае это поддерживаю. Выжить в крупном мегаполисе через 20–30 лет будет практически невозможно, если мы не выработаем какие-то способности к ограничению себя.

Газета.Ru

— Золотые слова, Антон Олегович. Надо московским чиновникам предложить начать с себя. Показать пример, пересесть в эти замечательные кондиционированные вагоны в метро. Но, к сожалению, мы их видим...

— Я часто езжу и в метро, и на автобусе, и на велосипеде, и пешком хожу. Последнее время нравится мне больше пешком по Москве ходить. От машины не всегда можно отказаться, я с вами полностью согласен. Но мне кажется, в этом процессе не бывает ни выигравших, ни проигравших. Скажу это не как чиновник, а как москвич. Все устаканится, все утрясется, и те ужасные минусы, которые сейчас лежат на поверхности и доставляют дискомфорт, через какое-то время вы назовете плюсами.

Мы же четко понимаем, что транспортную систему города без этих изменений решить невозможно. Можно кучу денег налогоплательщиков тратить, строить семиэтажные развязки, которые просто изуродуют город, у нас только машины будут над головами ездить. Конечно, это, может быть, очень урбанизированно смотрится, красиво. Но сколько дорог ни построишь, они все равно будут заполнены машинами. Расширять дороги будут за счет зелени. Я к этому не готов, например. У нас и так все очень больно проходит. Хотим по-нормальному сделать полезное дело, расширить какую-то вылетную трассу, и то натыкаемся на серьезное противодействие. Хотя мы не второй еще ряд строим, а уже его пора давно строить: так все стоит на этой автотрассе.

Анастасия

— В 2014–2015 годах в бюджет Москвы поступили средства в размере 1 млрд 392 млн руб. от одного из самых вредных для здоровья людей столичных предприятий — ОАО «Газпромнефть-МНПЗ» (нефтеперерабатывающий завод) в качестве компенсации за вред экологии столицы. Однако позднее все эти деньги были возвращены компании. Самостоятельное и неправомочное решение о возврате средств принял получатель компенсации — департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы. Интересно, что ранее компания ОАО «Газпромнефть-МНПЗ» обращалась в Росприроднадзор за возвратом компенсации и получила отказ. Тогда же предприятие написало исковое заявление в Арбитражный суд, однако позже отозвало заявление — видимо, удалось договориться с департаментом природопользования.

Подобное крайне серьезное решение о возврате денег могло быть принято только с ведения и позволения руководства департамента, то есть вас — Кульбачевского Антона Олеговича. Можете объяснить мотивы подобного решения?

— Я, во-первых, не согласен с тем, что это неправомерное решение, оно правомерное. Если оно было бы неправомерное, наверное, я бы не сидел перед вами и здесь бы не выступал.

Во-вторых, механизм зачета средств, которые потрачены на природоохранные мероприятия, был заложен еще в советском законодательстве. И в данном случае получился такой юридический казус. МНПЗ существует с 30-х годов прошлого века, по той технологии отходы от производства — нефтешламы — сливались в пруды-отстойники. Менялись собственники. «Газпромнефть» стала владельцем Московского нефтеперерабатывающего завода, купила его с долгами, со всеми проблемами, в том числе и накопленным экологическим ущербом.

Новый менеджмент в 2009 году посмотрел и сказал: да, мы согласны, что у нас эти пруды есть, у нас есть природоохранные мероприятия, мы готовы потратить 120 млрд руб. на общую реконструкцию завода, из них около 7 млрд мы готовы потратить на экологическую реабилитацию, в том числе на полное уничтожение этих прудов. И слово свое выполнили, эти пруды уничтожены еще в прошлом году.

Но тогда за размещение этих накопленных отходов предприятие должно было платить — в год около 20 млн руб. Не считая 50 млн руб., которые МНПЗ ежегодно платит в бюджет помимо этого. Предприятие имело полное право сказать, что у нас есть природоохранный план, мы в него включили эти затраты, и мы обязательно эти пруды уберем. Но пока они эти пруды убирали, это 2010–2012 годы, за эти три года им насчитали около 60 млн руб. неплатежей. В нашем законодательстве есть нормы, по которым включается коэффициент, и сумма умножается на 20. Отсюда и получились эти 1,4 млрд руб.

Как стимулировать предприятие, чтобы оно вкладывало деньги в природоохранные мероприятия? Только возможностью зачета средств на природоохранные мероприятия. Департамент выиграл суд, и по исполнительному листу МНПЗ должен был перечислить эти 1,4 млрд руб. в бюджет города. Но после того, как предприятие доказало, что оно потратило 7 млрд только на экологию, на реабилитацию, мы это увидели, увидели подтверждение, что воздух там становится чище, мы провели этот зачет и вернули им эти деньги.

По такому пути полной реконструкции сейчас идут все московские предприятия. Например, модернизируются Курьяновские, Люберецкие очистные сооружения, удаляются неприятные запахи. Да, согласен, еще есть над чем трудиться, но такое нам досталось наследство.

Алексей

— Антон Олегович, кто сегодня главный загрязнитель воздуха в Москве — промышленные предприятия, ТЭЦ, автотранспорт?

— Конечно, автотранспорт. Но вклад промышленности, в том числе и ТЭЦ, списывать ни в коем случае нельзя. В период неблагоприятных метеоусловий, особенно Юго-Восточный округ этим грешит сильно, могут появляться неприятные запахи, где-то даже смог. Одна из причин — пока еще не завершена реконструкция заводов, в том числе нефтеперерабатывающего. Свою лепту вносят и соседи — при неблагоприятных условиях, когда Московская область жгла порубочные остатки, в Москве был дым. Вообще дым может появиться откуда угодно, когда воздух не двигается.

Александр

— Добрый день! Можно ли заниматься бегом без вреда для здоровья в ЦАО в парках и бульварах? Говорят и сам чувствую, что воздух не очень. Не рискую ли я заболеть раком легких? С уважением, Александр.

— Наш житель, как Козьма Прутков, зрит в корень. Правильно он говорит, что зелени меньше в Центральном округе. И, наверное, маршрутов для бега в Центральном округе намного меньше, чем на периферии. Там все-таки уже больше зеленых насаждений, парков, в том числе особо охраняемых природных территорий, где мы тоже всю инфраструктуру предоставляем для бега.

А вот что касается бега в центре, то нужно смотреть сайт экомониторинга, где мы каждое утро делаем объявления, какие метеоусловия. Если неблагоприятные, желательно не бегать в утренние часы, а делать это уже после обеда, когда, как считается, лучше рассеивание. И стоит планировать маршрут так, чтобы он не проходил вблизи крупных улиц. По периферийным улицам бегать в Москве, в том числе в центре, совершенно безопасно для здоровья. Отмечу, что неблагоприятные метеоусловия у нас бывают примерно 60 дней в году, если смотреть опыт прошлых лет.

Газета.Ru

— А в других районах Москвы, не в центральных?

— Рекомендации те же. Я сам один раз проехал еще в советские времена на велосипеде, «Орленок» у меня был, от магазина «Лейпциг» до Внуково. Пока доехал — весь черный был. В общем, лучше держаться в стороне от крупных трасс. Но на периферии есть места обычно, а вот если нет маршрутов именно около вашего дома... Я, например, сам реально мучаюсь от того, что мне негде бегать. Бегаю на дорожке, а хотелось бы бегать на улице.

Георгий Михайлов

— Здравствуйте, Антон Олегович! Два года назад переехал из Москвы в Новую Москву на дачу: воздух, природа и так далее. Но редкий день с ранней весны до глубокой осени обходится без дыма. Соседей много, все жгут мусор: бытовые отходы, листву, картофельную ботву. Надеюсь, вы знаете, какой это едкий и густой дым. К особо отличившимся мы вызываем МЧС, штрафуют, но всех не оштрафуешь и мусор тоже надо куда-то девать. Какие системные предложения по решению данной проблемы есть у департамента?

— Мусор сжигают дачники в сельской местности повсеместно. Поэтому роптать, мне кажется, не приходится. Это не такой уж сильный вклад, скажем так, в загрязнение атмосферного воздуха.

Но проблема мусора на территориях, отошедших Москве, конечно, актуальная. Я сам в свое время приобрел земельный участок в Наро-Фоминском районе и жил, наверное, пять лет до того, как эта территория не вошла в состав Новой Москвы. И жили мы там без бачков, в деревне вообще их не было. Я возил, каюсь, в Москву выбрасывать отходы. Сейчас контейнеры уже появились, Москва пришла со своими стандартами. У нас, по крайней мере, в нашем сельском поселении стало намного чище.

Схема санитарной очистки на Троицкий и Новомосковский округа делается. Также тема утилизации отходов будет входить в градостроительную документацию, в новый Генплан. Раньше такого не было, а после принятия Генплана станет ясно, куда мусор будет ехать, как собираться, зачем и почему.

Алексей

— Когда закроют мусоросжигательный завод №4? Дым от сжигания мусора застилает район Некрасовки, Косино, Выхино, Кожухово, Люберцы и Белую Дачу. В этом районе строятся кварталы нового жилья, людям постоянно дышать мусорным дымом с диоксинами физически тяжело. Предпринимается много усилий властей по строительству транспортной и дорожной инфраструктуры, детских садов, но при этом небольшой по площади мусоросжигательный завод все это перечеркивает.

— Как специалист я скажу, что это не так. Мусоросжигательный завод №4 может общий вклад в задымление дать максимум 5%, 95% — это другие источники. Поэтому обвинять мусоросжигательный завод в том, что он все задымляет, нельзя.

Тем не менее всех общественников, которые очень сильно из-за этого переживают, мы объединили в одну рабочую группу. И мы в режиме реального времени этой рабочей группе предоставляем данные о выбросах в атмосферу, у нас датчики стоят на трубах. Технология на заводе одна из самых современных, соответствует европейским стандартам. Что касается диоксинов, то в московском воздухе их вообще нет, по сравнению, например, с европейскими городами. Поэтому не так страшен черт, как его малюют. Если у нашего читателя есть какие-то сомнения, мы готовы отдельно с ним этот вопрос проработать, его привести, показать в том числе и на завод экскурсию устроить, чтобы он походил, понюхал, сам все посмотрел.

Алиса Фомина

— Ежедневно Москва производит миллионы тонн мусора. Что вы с ним делаете? Почему Москва чуть ли не единственный город, где все вываливается в мусоропровод и мусор не разделяется? Считаете ли вы, что мы когда-нибудь сможем к этому прийти и как?

— Говорить, что раздельный сбор нас спасет в будущем, я бы не стал. Потому что сейчас мусороперерабатывающие станции уже дошли до такой стадии, что могут уже 80% отходов отсортировывать. Такие станции, правда они дорогостоящие, уже появились в Европе. Как правило, этот раздельный сбор — он очень важен для воспитания населения. Но сам по себе убыточный, если это делает бюджет, и бессмысленный, пока в Москве и в области нет отрасли по вторичной переработке и мусороперерабатывающей отрасли.

Тем не менее постепенно начинают появляться мощности по переработке: бумаги, пластика. Есть уже предприятия, которые, допустим, перерабатывают ртутные лампы, батарейки на хранение принимают, то есть они не попадают на полигон, уже хорошо. Новый вид отходов — электронный лом, сейчас же мы все подсели на гаджеты, каждый год хотим новые телефоны, а старые куда девать — мы все выбрасываем. Создался целый пласт этих отходов, а они могли бы быть переработаны.

Раздельный сбор в любом случае какое-то свое место займет, когда появятся переработчики. Но не только в них дело. Вот я, допустим, перерабатываю пластиковую бутылку, сегодня это, например, миллион бутылок в год. Беру я их в основном на помойках или заключаю договор с мусоросортировочными предприятиями. Из жилой застройки я их практически не получаю. Если завтра мне надо будет перерабатывать два миллиона бутылок, мне надо будет откуда-то взять недостающее. Так что следующая ниша — это где я могу эту пластиковую бутылку собрать. Либо поставить фандоматы, что тоже, наверное, неплохо, и платить за них какие-то деньги людям.

— — Они у нас не прижились.

— — Не прижились, потому что их просто поставили — и все, не распланировали, как бутылки будут дальше распределяться. А оказалось, что бездомные — главные враги фандоматов. Они посчитали, сколько из-за этой техники теряют в материальном плане, и разбомбили «конкурентов». Но если все нормально продумать, то интересант будет сам приходить во двор и говорить: ребята, давайте я вам буду платить, пожалуйста, бутылки мне в таком виде сдавайте. И все начнет работать.

Газета.Ru

— Сейчас, допустим, есть люди, которые, может быть, по своей инициативе собирают стекло отдельно и пластик отдельно. Но и видят, что в мусоропроводе все смешивается, во дворе нет раздельных баков, стекло сложно сдавать, потому что все бутылки разной формы. Куда им девать это стекло?

— Здесь вы совершенно правы. Раньше было пять видов бутылки, которые делались по ГОСТу. Такую бутылку было совершенно легко сдать и использовать во «вторичке». Сейчас каждый делает бутылку по-своему.

Здесь ни в коем случае профанацией нельзя заниматься. Меня постоянно спрашивают: а чего вы за пять лет не ввели раздельный сбор? Я говорю: можно ввести раздельный сбор, включить коммуникации, агитацию, объяснять людям. Со школьниками же мы работаем. Дети в школах разделяют мусор, домой приходят — родители не всегда готовы на такое же. На рабочих местах намного проще разделять мусор, допустим, в фирмах, потому что нет пищевых отходов.

Газета.Ru

— С макулатурой-то что делать? Ее в библиотеки можно будет сдавать?

— Количество бумажных носителей уменьшается с каждым годом, но потребители макулатуры в Московском регионе есть и сейчас. Мы собираемся в начале следующего года сделать интерактивную карту, где были бы нанесены пункты — в идеале в каждой управе, где можно сдать макулатуру, накопленные отходы. В том числе делать и передвижные пункты.

Управлять ими могут операторы, которые выиграли конкурс на сбор и вывоз мусора по девяти округам, кроме Южного и ТиНАО. У операторов в контракте заложено, что они в том числе развивают систему сбора макулатуры и других отходов, которые могут быть переработаны. И операторы в этом заинтересованы, потому что город платит за конкретное количество вывезенных отходов. Если они, допустим, 200 тыс. тонн в год вывозят, и из них 100 тыс. они отсортируют, у жителей примут и продадут, конечно, для них это прибыль. Потому что расходы — это в основном логистика, стоимость тонны мусора складывается из транспортной составляющей. Если ты меньше вывозишь, значит, ты больше зарабатываешь, у тебя больше денег остается. И ты можешь развивать уже и технологии, и что-то еще. Вот прямая в этом смысле для операторов выгода. В Москве лидером в этом плане можно назвать Северный округ.

Николай

— Президент В.В. Путин, выступая на Генассамблее ООН, заявил: «Среди проблем, которые затрагивают будущее всего человечества, и такой вызов, как глобальное изменение климата. Мы заинтересованы в результативности климатической конференции ООН, которая состоится в декабре в Париже. В рамках своего национального вклада к 2030 году планируем ограничить выбросы парниковых газов до 70–75% от уровня 1990 года... Нам необходимо объединить усилия и прежде всего тех государств, которые располагают мощной исследовательской базой, заделами фундаментальной науки. Предлагаем созвать под эгидой ООН специальный форум, на котором комплексно посмотреть на проблемы, связанные с исчерпанием природных ресурсов, разрушением среды обитания, изменением климата. Россия готова выступить одним из организаторов такого форума». Что вы думаете по этому поводу?

— На самом деле, меня очень приятно удивила эта инициатива, это была моя такая профессиональная гордость. Потому что я считаю, что Российская Федерация является, наверное, одной из передовых стран, которая в том числе может влиять и на общемировую экологическую составляющую.

Всем известно, что передовые страны последнее время пытаются следовать принципам устойчивого развития. Это программа действия, чтобы не ограничивать развитие экономики, не останавливать рост определенных экономических показателей, в том числе качества жизни. Соизмерять это с возможностями экосистемы к восстановлению.

У Российской Федерации есть серьезный потенциал. У нас колоссальная территория, в том числе много незаселенных земель. Они уже сейчас по факту являются легкими нашей планеты. Если во всех других регионах и странах практически уже все, что можно, уничтожено, у нас это является, скажем так, общемировым достоянием и наследием. Я считаю, у России будет историческая роль с точки зрения экологии, потому что принципы устойчивого развития устарели, их нужно переформатировать. И в этом смысле Российская Федерация, на мой взгляд, просто обязана иметь свою позицию и высказать ее.

Например, американцы нас все время пугают: климат меняется из-за парниковых газов. А российские ученые, например, говорят, что парниковые газы только на 5% влияют, остальное — другие причины, их надо изучать. Но даже если брать парниковые газы. Москва в новой экологической стратегии, которую обсуждали на краудсорсинге, обязуется снизить выброс парниковых газов до 75% от уровня 1990 года. Если говорить о других мегаполисах, там обычно в качестве целей указывается 10-15%.

Николай Тростников

— Антон Олегович, добрый день. Меня интересует — а если сравнивать Москву с другими мегаполисами мира, у нас экологическая обстановка лучше или хуже?

— Я с оптимизмом смотрю в будущее. К 2030 году мы, понятно, прописали себе некоторые вещи. И я надеюсь на то, что качество атмосферного воздуха на самом деле должно улучшиться за ближайшие 15 лет. Мы четко понимаем, как мы этого достигнем.

Но если сейчас сравнивать нас по основным загрязняющим веществам, то практически отсутствуют угарные газы. Они у нас появляются только тогда, когда, допустим, были лесные пожары или торфяники горели. А так у нас в атмосфере угарного газа нет, хотя во многих мегаполисах он есть. Потому что у нас все ТЭЦ работают на природном газе. Резервным топливом является мазут, но на мазут мы переходим редко, только когда температура переваливает за минус 25. Тогда газа в системе не хватает, мы жжем мазут.

У нас воздух сопоставим с Нью-Йорком, Парижем, Лондоном. По некоторым веществам мы лучше, по некоторым чуть похуже, но вот общий фон такой.

Наверное, самый главный показатель все-таки для качества атмосферного воздуха — это доля озелененных территорий на человека. Тут мы практически первое место занимаем. В Нью-Йорке 19 метров квадратных, у нас 20. Уже все остальные города: Париж — шесть кв. метров, Токио — пять кв. метров, Пекин — 2 кв. метра.

Если кто-то вдруг скажет, что у нас здесь медведи ходят по улицам, дышать нечем, очень некомфортно и воду невозможно пить — все это совершенно не так. Когда у нас был в 90-е годы автомобильный бум, было очень много завезено бэушных машин, скажем так, помоек из Европы. Вот в 90-е годы воздух у нас был намного грязнее, чем в 2015 году.

Там еще был интересный вопрос, можно ли будет в Москве-реке купаться. В Москве-реке есть проблема — это так называемый искусственный водоток. Если бы она текла без шлюзов, без различных каналов, у нее было течение намного более бурным, и загрязняющие вещества бы уходили. В связи с тем, что у нас есть система шлюзования, это все-таки транспортная артерия, зачастую течение очень маленькое. Так что вся грязь оседает у нас на дне.

Кроме того, у нас же вода загрязняется не только водой, не только тем, что жители с набережных туда бросают, а из-за осадков в том числе. Воздух с водой в любом случае взаимодействуют, если он грязный, воду мы никогда не очистим. Если мы очистим воздух по тем параметрам, которые планируем к 2030 году, то и вода станет лучше.

Нам надо еще совершенствовать автомобили. Увеличивать количество электромобилей, которые выступают как альтернатива автомобилю с классическим двигателем внутреннего сгорания. Я вот перемещаюсь по Москве на электромобиле, и у меня не болит голова по поводу платных парковок.

Газета.Ru

— Где вы заправляетесь?

— Дома. Больше негде заправляться.

Газета.Ru

— В завершение нашего онлайн-интервью хотели бы, по нашей традиции, попросить вас что-то пожелать нашим читателям.

— Ну, во-первых, я вашу редакцию хотел поблагодарить за сотрудничество, мы пять лет сотрудничаем. Спасибо в том числе и за критические замечания, которые звучат с ваших страниц, с ваших мониторов. Зачастую открываете глаза на многие вещи. Поэтому большое спасибо.

А всем москвичам хотелось бы пожелать, наверное, быть более терпимыми, слышать друг друга. Наверное, поменьше предаваться каким-то эгоистическим эмоциям, а все-таки думать о всеобщем благе. И иногда задумываться, что, наверное, мир не ограничивается только вашим двором и маршрутом на работу и с работы. Город живет жизнью, и надо в ней тоже принимать участие, мне кажется, смотреть более глобально на какие-то проблемы. И тогда легче будет с чем-то смириться, какие-то эмоции будут совершенно другие, на мой взгляд.

Газета.Ru

— Спасибо вам большое.

60

Сколько деревьев было посажено по акции «Миллион деревьев» ? Сколько из них прижилось ? // Москвич

59

Когда закроют мусоросжигательный завод №4? Дым от сжигания мусора застилает район Некрасовки, Косино, Выхино, Кожухово, Люберцы и Белую Дачу. В этом районе строятся кварталы нового жилья, людям постоянно дышать мусорным дымом с диоксинами физически тяжело. Предпринимается много усилий властей по строительству транспортной и дорожной инфраструктуры, детских садов, но при этом небольшой по площади мусоросжигательный завод все это перечеркивает. // Алексей

58

Антон Олегович, кто сегодня главный загрязнитель воздуха в Москве — промышленные предприятия, ТЭЦ, автотранспорт? // Алексей

57

Ежегодно наблюдаю как тонны краски в Москве расходуются на внешний вид ограждений, домов и т.д. Это делается каждый год, объемы вы можете увидеть в госзакупках. Эта краска отравляет воздух, подрывает здоровье москвичей и без того в смрадной атмосфере мегаполиса. Автобусы «Икарус», не имеющие системы очистки выхлопных газов ежедневно перевозят тысячи мигрантов на подпольные предприятия. Документы на данную технику куплены (техосмотр и т.д.) Они отравляют воздух и без того в смрадной атмосфере мегаполиса. Как Вы решаете эти проблемы? Работа Вашего ведомства заключается только в бумажках и сборе денег или выполняются какие-то действия в реальном мире, в реальной окружающей среде? // Игорь

56

Антон Олегович, можете ли вы запретить въезд в Москву грузовиков и другого транспорта, которые своими выхлопами портят воздух в столице???????? // Елена

55

Антон, Вы много говорите об экологии в Москве, многое уже сделано в этом направлении, но, видимо, чистым воздухом нам не придется дышать на нашем веку?! Машин в столице становится все больше с каждым годом и, к сожалению, не весь транспорт отвечает требованиям современных эко стандартов. В пробках особенно хорошо чувствуется зловонный запах от старых автобусов и грузовиков, быть может стоит запретить эксплуатацию такого транспорта в столице? // Олег

54

Антон Олегович, что нужно сделать, чтобы убрать с наших улиц чадящий автотранспорт, нарушающий все возможные эко-стандарты? Именно транспорт является основным загрязнителем воздуха. Как я понимаю, тут два направления - ограничивать въезд в город для машин с превышениями по выхлопам из других регионов и обновлять наш городской парк автотранспорта бюджетных и подрядных организаций. Что делается в этих направлениях? // Семен

53

Антон Олегович, добрый день. Меня интересует — а если сравнивать Москву с другими мегаполисами мира, у нас экологическая обстановка лучше или хуже? // Николай Тростников

52

Антон Олегович, я так понимаю, Вы в должности руководителя Департамента работаете с момента назначения Мэром Москвы Сергея Собянина в 2010 году? Расскажите, пожалуйста, а что было сделано в Москве за 5 последних лет для того, чтобы экология стала лучше? // Екатерина

51

Добрый день! Очень интересует вопрос раздельного сбора мусора. В частности, планируется ли обустройство стационарного пункта приема мусора в САО? // Зульфия

50

Добрый день. Почему Вы позволяете РЖД в черте города использовать дизельные тепловозы с выхлопом гари прямо в атмосферу, топить вагоны углем, лить всякую гадость на рельсы? В районе 3-х вокзалов зимой утром не продохнуть из-за смога. Вы их проверяете, штрафуете? // Игорь

49

На перекрестке первой и второй Бородинских улиц, между домами по адресу Набережная Шевченко 3 и 3к2 находится спортивная площадка, детская площадка, Детский сад и Мусорная Свалка! Дети постоянно дышат грязью! На людей сыпется мусор. Все как в грязном неубранном туалете. Можете разобраться? Управа и префектура бездействуют, хотя есть место в ста метрах для организации накопителей мусора современным способом, наверняка неизвестным управителям. // Станислав

48

Антон Олегович, проясните пож-та данную ситуацию: в феврале 2015 года при начале расширения Волоколамского шоссе от метро Сокол до МКАД уничтожено 5200 деревьев и 7500 кустарников. Из Вашего ответа на запрос о правомерности действий застройщиков, департамент природопользования мне написал, что все действия по уничтожению растительности законны, а в качестве компенсации в 2016 году будут высажены 220 деревьев и 550 кустарников. 5200 спилено (из Вашего ответа), 220 деревьев будет посажено. Это компенсация? Почему вы как руководитель позволяете частным строительным компаниям издеваться и над москвичами и над собой? В какие конкретно сроки Департамент проведет компенсационные посадки не только на Волоколамке, но и на всех реконструируемых трассах? // Николай Маркин

47

Когда будет снесен МСЗ 2 (Дегунино), отравляющий все САО // Андрей

46

Антон Олегович, хотелось бы задать два вопроса: 1) Когда уже предмет «экология» станет обязательным в школах? И что делается вашим Департаментом в настоящее время для экологического образования и просвещения? Ведь любовь к природе нужно воспитывать с детства. 2) Читала в СМИ про Экологическую стратегию на ближайшие 15 лет. Не могли бы Вы коротко рассказать, как улучшится экология Москвы, если эта Стратегия будет принята? // Екатерина К.

45

Президент В.В. Путин, выступая на Генассамблее ООН, заявил: «Среди проблем, которые затрагивают будущее всего человечества, и такой вызов, как глобальное изменение климата. Мы заинтересованы в результативности климатической конференции ООН, которая состоится в декабре в Париже. В рамках своего национального вклада к 2030 году планируем ограничить выбросы парниковых газов до 70–75% от уровня 1990 года... Нам необходимо объединить усилия и прежде всего тех государств, которые располагают мощной исследовательской базой, заделами фундаментальной науки. Предлагаем созвать под эгидой ООН специальный форум, на котором комплексно посмотреть на проблемы, связанные с исчерпанием природных ресурсов, разрушением среды обитания, изменением климата. Россия готова выступить одним из организаторов такого форума». Что вы думаете по этому поводу? // Николай

44

Уважаемый г.Кульбачевский ! Ответьте пожалуйста, почему в Москве застройщикам и владельцам громадных торговых центров позволено не озеленять прилегающую территорию,а закатывать в асфальт? Речь идет о ТЦ Армада, Коренфор, Колумбус в районе метро Пражская? // Ольга Александровна

43

В 2014–2015 годах в бюджет Москвы поступили средства в размере 1 млрд 392 млн руб. от одного из самых вредных для здоровья людей столичных предприятий — ОАО «Газпромнефть-МНПЗ» (нефтеперерабатывающий завод) в качестве компенсации за вред экологии столицы. Однако позднее все эти деньги были возвращены компании. Самостоятельное и неправомочное решение о возврате средств принял получатель компенсации — департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы. Интересно, что ранее компания ОАО «Газпромнефть-МНПЗ» обращалась в Росприроднадзор за возвратом компенсации и получила отказ. Тогда же предприятие написало исковое заявление в Арбитражный суд, однако позже отозвало заявление — видимо, удалось договориться с департаментом природопользования.

Подобное крайне серьезное решение о возврате денег могло быть принято только с ведения и позволения руководства департамента, то есть вас — Кульбачевского Антона Олеговича. Можете объяснить мотивы подобного решения? // Анастасия

42

Здравствуйте, Антон Олегович. Проблема с зоной отдыха Битца (за МКАД): несколько лет назад при Вашем активном участии спортивный клуб Альфа-Битца сумел сохранить свои лыжные трассы от застройки. Зимой туда ежедневно приезжают кататься десятки тысяч лыжников со всей Москвы. Сейчас, накануне нового лыжного сезона, вьезд на машине в зону отдыха Битца запретили, говорят, по экологическим соображениям. Добраться туда на общественном транспорте с другого конца Москвы очень не просто, а парковки в кармане на МКАД и близлежащих улицах Москвы физически не примут столько машин. // Михаил

41

Буквально на прошлой неделе появилась новость, что объявлен карантин по бешенству в районе Красной Пресни. Раньше, насколько я помню, такие случаи были, в основном, в новой Москве. И теперь, пока карантин не кончится, запрещается проводить выставки животных, гулять с ними за пределами района и даже продавать домашних животных. Значит ли это, что все зоомагазины должны быть закрыты на этот срок? И вообще, пора ли москвичам начинать бояться, раз бешенство добралось до ЦАО? // Дарья Шевченко

40

Добрый день! Существует ли сейчас какой-либо контроль за людьми, которые держат дома экзотических животных? Есть ли какой-то закон или специальные правила содержания таких животных? Куда обращаться, если сосед завел, например, огромную змею, и что таком соседу будет, если эта змея уползет в другие квартиры? // Виктория Вишневская

39

Уважаемый г-н Кульбачевский! В центре Москвы можно часто встретить девиц, выпрашивающих у прохожих денег «лошадкам на корм». Они же предлагают за определенную плату прокатиться на лошади, которая наверняка содержится в неподобающих условиях. Насколько их занятие законно? Что с этим можно сделать? И собираются ли московские власти как-то решать этот вопрос? // Геннадий

38

Антон Олегович, здравствуйте! Когда перестанут стричь газоны под окнами под ноль и начнут их хотя бы изредка поливать? Уже через несколько дней трава высыхает, появляются проплешины. Люди кидают окурки, земля с торфом начинает дымиться, и потушить это никак нельзя! А ведь на газоны наверняка было потрачено много бюджетных рублей. Спасибо! // Нелли Александровна

37

Уважаемый Антон Кульбачевский! В последние годы много разговоров ведется про Москву-реку. Что будут делать набережные, плавучий музей и вообще всячески развивать. У меня вопрос такой. Можно ли сделать так, чтобы в Москве-реке можно было опять купаться? Не только в Серебряном бору, а, например, в районе парка Горького, как это было в советские времена. // Олег Алексеевич Чернов

36

Не секрет, что самая главная причина загрязненного воздуха в мегаполисе — выхлопы от автомобилей. Ситуацию, наверное, немного исправил запрет на въезд чадящих грузовиков в центр города, платная парковка, переход на качественный бензин. Но все же этого недостаточно. Будет ли ограничен въезд автомобилей в город, хотя бы в его центр? Может, плата за въезд в пределы Бульварного или Садового кольца. // Максим Северин

35

Как себя чувствуют дикие животные и птицы в Москве? Стало ли их больше или меньше, какие краснокнижные виды появились или исчезли, и почему? Как они переносят московскую зиму и лето, которые в последние годы становятся все более непохожими на себя: то дикий мороз или жара, то английская температура +10 с дождями. // Галина Петренко

34

Некоторое время назад чиновники анонсировали, что в Москве появятся электромобили и электровелосипеды. Расскажите, что вообще происходит с электрическим транспортом в городе? Когда он все-таки появится, на кого он рассчитан, как будете повышать его популярность и как он выдержит суровые московские условия (климат, вандалы и т.п.)? // Артем Роднин

33

Ежедневно Москва производит миллионы тонн мусора. Что вы с ним делаете? Почему Москва чуть ли не единственный город, где все вываливается в мусоропровод и мусор не разделяется? Считаете ли вы, что мы когда-нибудь сможем к этому прийти и как? // Алиса Фомина

32

Собирается ли Москва бороться с КАМАЗами, ЛИАЗами, Икарусами и прочими советскими транспортными средствами, особенно приезжающими и других регионов или Подмосковья, и как? // Евгения Шилова

31

Почему ни в одном европейском и североамериканской городе нет такого ужасного воздуха, как в Москве? Не приводите, пожалуйста, пример Латинской Америки или Юго-Восточной Азии. // Владимир Викторович

30

Почему не обвить виноградом множество кошмарных стен и бетонных заборов, которых, увы, в Москве достаточно? // Иван Тихомиров

29

Почему вы не сажаете в центре города березы, сосны? Почему у нас сплошные советские тополя? // Антон Колосков

28

Почему нельзя вернуть хотя бы узкие зеленые аллеи вдоль трасс и между трассами, как это делается в разных странах? // Елизавета Григорьева

27

Почему у нас зимой так грязно? В Торонто много снега, но там можно ходить в белых брюках. В Мюнхене бывает снег, но он остается белым, а обувь — чистой. Почему в Москве с ноября по апрель все машины покрыты грязью, жидкость для стекол становится главным предметом покупки, и пешеходы тоже ходят по коричневому месиву? // Наталья Корчина

26

Правительство говорило, что оно сменило реагенты, но той зимой многие жаловались даже на аллергию, особенно у детей. Говорили также много про раздражение на лапах животных. Почему это все время происходит? // Дмитрий Кузнецов

25

Почему в других мегаполисах есть деревья на улицах — в Лондоне, Париже, даже Нью-Йорке, не говоря о Токио, а у нас якобы только в кадках можно, потому что под землей коммуникации. Что, в других столицах коммуникаций нет? // Татьяна Иванова

24

Здравствуйте, Антон Олегович! Правительством Москвы создан Портал для приема жалоб граждан. Видя, на ЧТО жалуются граждане, и зная на личном опыте в какую суету, трату времени сотрудников многих организаций превращается обработка самой абсурдной жалобы, складывается впечатление, что данный портал является просто скорой неотложной психиатрической помощью для некоторых граждан, значительная часть которых представляются вымышленными именами и уж точно не несет никакой ответственности даже за заведомо вымышленную информацию. Вопрос - не считаете ли Вы необходимой более тщательную предмодерацию жалоб? Не считаете ли Вы иногда москвичей слишком избалованными вниманием министерств, и как следствие - абсолютно неблагодарными за немыслимые для других городов РФ комфорт и удобства? // Руслан

23

Почему в Москве органы местного самоуправления отстранены от участия в экологическом контроле? В прошлом году приняты поправки в Закон о местном самоуправлении, согласно которым советы депутатов лишаются предпоследнего экологического полномочия: «участие в проведении мероприятий по государственному экологическому контролю (плановых и внеплановых проверок)» В Законе о местном самоуправлении гор. Москвы теперь слово «экология» упоминается только один раз. Написано, что местные депутаты имеют право на «распространение экологической информации», но только «полученной от государственных органов». Если видят или чувствуют носом из трубы выброс ядовитого газа, то не имеют права распространять об этом информацию. Не кажется ли Вам, что должно быть ровно наоборот - местное самоуправление, как самый близкий к людям на местах институт власти, должен обладать наиболее полным объемом полномочий в области экологического контроля? Ведь это жизненно важно для москвичей именно на местах // Сергей Марков

22

Здравствуйте, Антон Олегович. я не выращиваю на балконе цветов, и вообще стараюсь не открывать окна, т к 66 квартал Кунцево - это улица Барвихинская, зажат между МКАД/ железнодорожной линией на Можайск/ и Можайским шоссе в область! шум постоянный, пыль мелкодисперсная проникает и через пластиковые окна люди кашляют поголовно -, а шумозащиные экраны ни от железной дороги ни от МКАД не установлены! Создание групп по мониторингу качества воздуха - это очковтирательство - ветер в другую сторну и воздух чистый, если пациенту постоянно измерять температуру и не лечить, то здоровее пациент не станет. Прошу вас поднять вопрос установки шумозащитных экранов от МКАД и железной дроги. С уважением Вишневская Татьяна // Татьяна Алексеевна Вишневская

21

В Москве в зимний период используется избыточное количество реагентов. В нашем районе (52-й мкрн Марфино ) ГБУ «Жилищник» в зимний период сваливает снежные кучи, пропитанные реагентом, в те самые места, где недавно высадили новые деревья по программе «Миллион деревьев». Примечательно, что деревья и кусты на этих местах там были и ранее, но оказались выжжены за зиму реагентом. Можете ли вы помочь умерить использование реагентов во дворах и на улично-дорожной сети в Москве? // Евгений

20

Добрый день! Можно ли заниматься бегом без вреда для здоровья в ЦАО в парках и бульварах? Говорят и сам чувствую, что воздух не очень. Не рискую ли я заболеть раком легких? С уважением, Александр. // Александр

19

Уважаемый Антон Олегович, какова позиция департамента природопользования по отношению к застройке городских парков храмами шаговой доступности? Не уменьшаются ли таким образом «зеленые легкие» Москвы, не повышается ли экологическая нагрузка?

И еще один вопрос касается инициативы «Общероссийского народного фронта» о создании «Зеленого щита Москвы и Подмосковья». Она, как известно, набрала необходимые 100 тыс. голосов и теперь должна быть направлена в экспертную рабочую группу федерального уровня. Вопрос в том, насколько это реализуемо: не секрет, что зачастую граница между Москвой и областью проходит по улице: дом 50 — еще Москва, дом 52 — уже область, а дом 54 — вообще завод. Будет ли Москва участвовать в этом предприятии? Сколько времени займет устройство подобного щита? // Елена

18

В 2013 благоустраивали сквер на Чонгарском б-ре(между Симферопольским б-ром и Азовской улицей). А зеленые насаждения остались прежние: куцые редкие кустики, на половине пространства нет толком деревьев(можно посадить каштаны-хорошо растут), а те что есть в большинстве больные. Зато воздвигли безвкусицу - садово-парковый памятник на виду(?) - хозяйка медной горы и навалили валунов. // Oleg

17

Здравствуйте, Антон Олегович. ЮВАО традиционно считается экологически-неблагополучным округом. В частности в нашем Южнопортовым районе, единственным парком в пешей доступности был парк в Нагатинской пойме. Да, он был запущен. Но вместо того, чтобы привести его в нормальное состояние, его решили уничтожить, построив парк развлечений. Эта застройка, помимо уничтожения самого парка, послужит источником притяжения дополнительного транспорта, что еще больше ухудшит экологическую обстановку. Проблема транспортной доступности вынудит правительство Москвы строить дополнительные дороги и расширять существующие. Это будет еще одним шагом в сторону ухудшения экологии. Слушания по этому парку проводились в районах, к которым парк относится территориально. Но в этих районах вблизи есть другие парки, а парк в Нагатинской пойме больше нужен жителям соседних районов, которых просто поставили перед фактом уничтожения. Складывается впечатление что на жителей экологически-неблагополучных районов просто плюнули. Когда в Москве вместо строительства бизнес-центров, жилых кварталов на любом свободном клочке земли начнут разбивать большие парковые зоны? Почему уничтожаются уже существующие парки (парковка на 10 тыс. мест, гостиницы, кафе, развлекательный центр и т.д. этот парк, без сомнений, уничтожат)? // Михаил

16

Уважаемый Антон Олегович! Окажите поддержку в решении двух вопросов по Щукинскому лесопарку (12 квартал лесопарка «Покровское-Стрешнево», район Щукино), который находится на балансе ГПБУ «Мосприрода». Вопрос 1. На территории парка сейчас проводится ремонт асфальта и устанавливается ДОРОЖНЫЙ бордюр (борт) на парковых дорожках, где ранее бортовых камней никогда не было. Дорожный борт применяется на автомобильных дорогах, а на тротуарах и парковых дорожках если и должен использоваться, то только садовый бортик, который устанавливается на одном уровне с дорожным покрытием. В Щукинском лесопарке делается все наоборот и совсем ужасно. В других парках я такого не встречал. Если на открытых площадках дорожный борт хотя бы не вредит корневой системе, то его установка на парковых дорожках – это прямой вред экологии, нарушение нормативных требований по установке бордюров, да еще и смахивает на откровенное «закапывание» бюджетных средств. Прошу Вас разобраться и дать распоряжение на исправление ошибок. Вопрос 2. В лесопарке совсем отсутствую информационные щиты-стенды с информацией о Департаменте, Мосприроде, что нельзя делать на территории и т.д. Просьба – дать распоряжение на их установку. // Андрей

15

Уважаемый Антон Олегович! На нашей кафедре создан работающий прототип инновационной системы общественного контроля загрязнения воздуха онлайн - карта загрязнения наподобие Яндекс-пробок. Написали официальный запрос в Департамент природопользования Москвы с предложением пилотного проекта по внедрению и получили формальный отказ, т.к. система не сертифицирована. Однако для задач общественного контроля в соответствии с законом сертификация не требуется, об этом сказано в описании проекта. Также на этапе пилотного проекта сертификация системы не является необходимой. Просим Вас рассмотреть наше предложение более детально, не «отфутболивая» без разговора. Возможно ли приехать в Департамент и продемонстрировать работу системы? // Андрей Аркадьевич

14

Уважаемый Антон Олегович! Я выращиваю у себя на балконе цветы, и они украшают наш дом - мой красочный балкон видно издалека. Я слышала, что в Европе платят таким хозяевам. Я, конечно, выращиваю цветы просто из любви к красоте и порядку, но все же скажите, есть ли у меня перспектива получать за это немного денег на семена? // Рая Михайловна

13

Антон Олегович! Я хотела заботиться об окружающей среде и начала копить бумагу, которую раньше бы выкинула в мусоропровод, для сдачи в макулатуру. Накопив пару мешков, я стала выяснять, куда их сдать. Оказалось, что до ближайшего пункта нужно ехать на метро и на автобусе (то есть еще и за проезд платить), мало того, он находится в промзоне. А я очень боюсь бродячих собак, которые часто живут в промзонах. Поэтому я просто выбросила мои мешки с бумагой в мусоропровод. Скажите, почему нет нормальной системы сбора макулатуры в городе, как это было в советское время. Нельзя ли устроить пункты хотя бы при городских библиотеках? // Инна

12

Здравствуйте, Антон Олегович. В чём вы видите решение проблемы бездомных собак? С уважением, Ровшан Муганлинский. // Ровшан Муганлинский

11

Благоустройство и озеленение территорий; раздельный сбор; домашние и дикие животные в условиях мегаполиса; дворники, опавшие листья; электротранспорт; экообразование, экологическая стратегия до 2030 года - все эти и другие вопросы решаются системно. Основа предлагаемой Системы - технология рационального обращения с муниципальным хламом (технология РОМХ), по которой могут работать сети мини-комплексов. В Москве должно быть около 6 тысяч мини-комплексов (один-на 20-25 тыс. жителей). Почему игнорируется такое предложение? // Кузнецов МИхаил

10

Добрый день, г-н Кульбачевский! Хотелось бы получить ответы на два вопроса: 1. Почему при строительных работах любого типа вырубленные деревья заменяют на кусты (если вообще что-то высаживают)? 2. Что говорит об этом действующее законодательство (природоохранное, гражданское и т.д.)? Спасибо за ответ. С уважением, Зинаида // Зинаида

9

Есть ли в правительстве Москвы подразделение, заинтересованное в увеличении озеленения города, в частности улиц? Все озеленения в городе упираются в согласования отдельных ведомств, ответственных за инфраструктуру (увеличивают им работу). В результате для всех проще закатывать все улицы в асфальт. При этом например в Казани даже на новых улицах ведется активное озеленение. // Андрей

8

Пару лет назад горожанам рассказывали байки о неэкологичности несвежего асфальта на фоне плитки. Милиарды освоили. Этим летом половину города переасфальтировали. В жару дышать этим было просто убийственно. Когда закончится ложь новой власти? // Александр

7

Господин Кульбачевский! Как любой москвич, Вы знаете, что собаководы обычно не убирают за своими питомцами на улицах. Вид экскрементов, «раскиданных» по всему скверу или парку, отравляет прогулку остальным. Годы идут, а эта проблема никак не решается. Раз люди не хотят думать об окружающих, будет ли когда-нибудь налажен контроль? Я понимаю, что полиции не до этого - у них много своих, более важных дел. Но наверняка можно организовать патрули из добровольцев! Например, казаки следят за пожарной безопасностью в парках. Почему бы не провести с ними переговоры, чтобы они патрулировали бы и дворы и следили за тем, чтобы хозяева убирали за собаками? // Марат

6

Антон Олегович! На западе при некоторых магазинах устраивают парковки для собак. Это домики с подстилкой. Если хозяин идет в магазин, ему не обязательно к дереву привязывать своего четвероногого друга, а можно завести его в такой домик и привязать уже там - к специальному креплению. Пес не будет сидеть 10, 20, а то и 30 минут на промерзшей земле, а будет в относительно уютном месте. Пожалуйста, поспособствуйте тому, чтобы и наши магазины переняли такую практику! // Варвара Петрова

5

Уважаемый Антон Олегович! Скоро наступят холода. Сделайте, пожалуйста, теплые жердочки для птиц в парках! Они тоже мерзнут, как и все мы, когда сильные морозы. Можно было бы сделать так, чтобы жердочки нагревались с помощью солнечных батарей. Ведь даже паркоматы в Москве зимой могут работать на солнечных батареях. Мы обычно не задумываемся о том, что птицам может быть холодно. Но если температура аномальная - минус 30 зимой, например, разве может быть иначе? Пожалуйста, подумайте об этом. И когда-нибудь Вы услышите, как птицы поют именно для Вас. // Борис Котов

4

Господин Кульбачевский! Любой москвич разделяет Ваше стремление иметь в столице хорошую экологию. Почему бы не сделать упор на общественный транспорт, взяв за образец хотя бы Париж? И почему бы не последовать примеру парижской мэрии, которая в первую очередь заботится именно о экологии. // Светлана

3

Здравствуйте, Антон Олегович! Два года назад переехал из Москвы в Новую Москву на дачу: воздух, природа и так далее. Но редкий день с ранней весны до глубокой осени обходится без дыма. Соседей много, все жгут мусор: бытовые отходы, листву, картофельную ботву. Надеюсь, вы знаете, какой это едкий и густой дым. К особо отличившимся мы вызываем МЧС, штрафуют, но всех не оштрафуешь и мусор тоже надо куда-то девать. Какие системные предложения по решению данной проблемы есть у департамента? // Георгий Михайлов

2

- Плохое состояние воздуха на юго-востоке, вокруг Капотни. Видели у них факел?? и другие дымящие трубы? - промзоны с трубами кустарных производств - часто транспорт с чудовищными выхлопами двигателей (грузовики, легковые машины и пр.) // Галина Рассадина

1

Добрый день. два вопроса: - что делается для снижения уровня шума в Москве? утром в моем довольно тихом дворе при открытии окна в комнату врывается однородный громкий шум. надо ли говорить, как это влияет на здоровье людей? - почему до сих пор нет запрета или огромного штрафа за чадящие автомобили? городские автобусы и частные автомобили 20-летней давности ездят по городу и оставляют столб дыма, как 30 современных машин. владельцы таких машин просто постоянно заливают самое дешевое масло. которое расходуется почти как бензин, вместо того. чтобы отремонтировать двигатель. та же ситуация с автобусами - тут вообще непонятно, почему власти не могут исправить эту проблему // Александр